Глобализация и борьба России за свое национальное развитие - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные отношения
Guzeev_anton
Guzeev_anton10 June 2013

Глобализация и борьба России за свое национальное развитие - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные отношения

PDF (88.1 KB)
10 страница
342количество посещений
Описание
Samara State University of Economics . Конспект лекций по предмету Международные отношения. Беды любого народа — не от ошибочных экономических решений. Решения редко могут быть иными, когда отсутствует национально орие...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 10
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
???????????? ? ?????? ?????? ?? ???? ???????????? ????????

Глобализация и борьба России за свое национальное развитие

Беды любого народа — не от ошибочных экономических решений. Решения

редко могут быть иными, когда отсутствует национально ориентированная

экономическая стратегия. Определиться с направлением социального и

экономического развития — это и значит выбрать для своей страны будущее.

Как утверждал А.Ю. Мельвиль: Вот уже почти десятилетия и в

зарубежном, и российском политическом дискурсе господствует

представление о том, что глобализация – не просто доминантное, но и

взаимодополняющее и взаимоподкрепляющие тенденции развития

современного мира.*

Проблемы, стоящие перед Россией в XXI в., можно осознать только

при четком представлении, что такое глобализация. Глобализация включает

в себя целый ряд аспектов.

В экономике она проявляется в резком увеличении масштабов и

темпов перемещения капиталов, в быстром размещении мощностей по

выпуску стандартизированной и унифицированной продукции, в

формировании мировых финансовых рынков и т. д. В технологическом

плане глобализация углубляет территориальное разделение труда и

кооперацию производства. В сентябре 2001 г. на сессии Генеральной

Ассамблеи ООН «Саммит тысячелетия» Генеральный секретарь ООН К.

Аннан заявил, что глобализация — это «в сущности, взаимодействие групп и

отдельных индивидуумов напрямую друг с другом через границы, без

обязательного, как это было в прошлом, участия в этом процессе

государства». На самом деле современные теории глобализации понимают

под этим термином интернационализацию и интеграцию экономической и

всей общественной жизни с акцентом на признание универсальности

западного общества и его пригодности в качестве образца для всех народов.

В конечном счете под глобализацией подразумевается не что иное, как

установление нового миропорядка. При этом дискуссии по проблемам

глобализации сопровождались и сопровождаются тезисами о становлении

общечеловеческих ценностей, о строительстве общеевропейского дома и т.

п. Глобализация сегодня — это не некое объективно существующее явление,

а политическая доктрина, охватывающая процессы современного развития

мира, предполагающая его определенную модель, заключающуюся в

унификации человечества по северно-американским стандартам. Как

утверждал Н.Е.Покровский: Между зарубежными социальными науками уже

не менее 10-12 лет идет интенсивнейшая дискуссия о глобализации,

породившая сотни книг и статей.

Приведем несколько цитат, касающихся проблем глобализации.

«Глобальная экономика с сетевой структурой будет управляться быстрым и в

значительной степени неограниченным обменом информацией, идеями,

культурными ценностями, капиталом, товарами, услугами и людьми: это и

есть глобализация».

Н.Е. Покровский считал: в рамках существующих на сегодняшний

день теорий выделяются следующие ключевые тенденции, возникающие при

вступлении в эпоху глобализации: (1) всеохватность и комплексность

изменений, трансформация всех параметров социальных структур; (2)

доминирование глобальных ценностей и ориентиров над локальными; (3)

гибридизация культуры; (4) ослабление национально-государственного

фактора, превращение гражданского общества в единственную форму

упорядочения глобального социума; (5) раскрепощение "глубинных"

(примордиальных) феноменов; (6) переход от "современного" к

"постсовременному" типу рациональности с его акцентом на мозаичность и

внутреннюю несвязанность восприятия и конструирования социальной

реальности.

Попытки интегрировать человечество в единое целое наблюдались в

истории и раньше. Примером недавнего прошлого может служить созданная

огнем и мечом и рухнувшая во второй половине XX в. колониальная

система, которая была призвана обеспечить сырьем, рынками сбыта и

дешевой рабочей силой страны-метрополии так называемой

«цивилизованной Европы». Нечто похожее происходит и сейчас под

лозунгом глобализации. В дискуссиях о глобализации как о новом

миропорядке звучит тезис о том, что такой миропорядок должен быть более

гуманным, справедливым и безопасным. На самом деле, глобализация ведет

современную цивилизацию к острым и неразрешимым социальным

проблемам. Под вопрос ставится и само существование многих государств, в

том числе России. С полным основанием на совместной с президентом РФ В.

В. Путиным пресс-конференции в Гаване в 2002 г. Ф. Кастро подчеркнул что

глобализация, ведущая к неуправляемости общества и конфликтам, дает

«повод для беспокойства не только Кубы, но и таких стран, как Россия,

Китай».

Формы интеграции в глобальное пространство в известной мере

оказываются проблемой выбора, постоянной оценки издержек и прибыли. –

утверждение И.С. Семененко.

Нет недостатка в декларациях, объявляющих глобализацию жестко

детерминированным процессом. Однако есть и противники такого

понимания хода истории. Так, С. Хантингтон аргументировано отвергает

возможность мирового единства культуры, предвещая столкновение

цивилизаций. Да и Дж. Сорос, один из крупнейших мировых финансовых

спекулянтов, предсказывает в книге «Кризис мирового капитализма» гибель

складывающейся сейчас экономической системы. По его оценкам, кризис

будет носить политический характер, а местные политические движения

будут стремиться экспроприировать многонациональные компании и

вернуть национальные богатства. В результате усилится процесс

дестабилизации и разрушения на финансовых рынках. Не менее значимо и

то, что западное общество, по признанию того же Дж. Сороса, «Пребывает в

растерянности, ему никак не удается разобраться со своими ценностями и

понять, как соотносятся между собой рыночные и общественные ценности».

Сорос сетует, что на Западе произошла замена человеческих отношений

сделками, а в мире, основанном на сделках, общественные ценности

размываются и моральные ограничения становятся все менее жесткими.

Именно поэтому борьба против глобализации, как подчеркивает Ф. Кастро,

«должна быть в основном политической и этической, в интересах и при

поддержке всех народов мира».

Центрального внимания в эпоху глобализации заслуживает разработка

оптимальных путей создания солидарного и справедливого общества.

Глобализация не представляет собой завершенного процесса, а ее результаты

отнюдь не предопределены. Глобализация не является безальтернативной и

для России, которая все еще имеет достаточный потенциал, позволяющий

определять события.

Глобализация – довольно жесткий процесс, несущий с собой не только

новую дифференциацию и новые экономические проблемы, но и углубление

и так катастрофического неравенства стран и народов.

Хотелось бы подчеркнуть следующее. Частный капитал не считает

обязанным учитывать интересы беднейших стран. Оказание помощи

беднейшим странам считается в лучшем случае моральным долгом, а не

правовой нормой. К чему это приводит, мы видим на примере деятельности

Организации экономического сотрудничества и развития, страны-члены

которой обязались много лет назад выделять 0,7% своих ВВП для оказания

помощи беднейшим государствам для их развития. Лишь немногие из них

сдержали свое слово. За период 1990—1998 гг. доля ВВП стран с развитой

экономикой, выделенная для бедных стран, сократилась с 0,33 до 0,23%. В

этих условиях Россия должна определиться, на чьей стороне было бы

выгодно ей выступать с точки зрения ее национальных интересов: на стороне

США или стран, противодействующих американской гегемонии в мире.

Дестабилизация, конфликты, социально – экономическая поляризация

– такие же последствия глобализации, как и единые финансовые рынки,

транснациональные потоки капитала и информации, конвергенция

ценностей и стилей жизни.

Развитие процессов глобализации под контролем не мирового

общественного мнения, а международного капитала несет в себе

непосредственную угрозу многим странам, в том числе России. Россия

привлекает к себе особое внимание американских глобалистов по той

простой причине, что она, имея 3% мирового населения, обладает 13%

мировой территории и 41% природных ресурсов. По оценкам американских

ученых и политологов, в ближайшие 15—20 лет возникнет более 100 новых

государств в результате территориального передела мира. В

геостратегических планах американских глобалистов доминирует идея

разрушения «больших пространств» Евразии, в том числе посредством

дестабилизации российского историко-культурного региона, включающего в

себя территории России, Белоруссии и Украины. Архитекторами

глобализации планируется отторгнуть от России Кавказ, Поволжье, Сибирь,

Дальний Восток, северо-западные регионы; от Белоруссии —

«литвино-польское католическое меньшинство» ее западных районов; от

Украины — Крым, Галицию, Новороссию. Одним из главных приоритетов

политики западных стран становится при такой геостратегии всяческое

противодействие консолидации бывших советских республик.

Таким образом, глобализация остро ставит вопрос о судьбе русской

цивилизации и российского государства, поскольку России отводится в

планах Запада роль источника сырья и могильника отходов стран

атлантической цивилизации. При этом некоторые влиятельные политики на

Западе не скрывают, что иве трети населения России окажутся излишними в

процессе глобализации и должны исчезнуть.

Вместе с тем такой исследователь процессов глобализации, как У.

Альтерматт, констатирует: чем больше выравниваются различные

европейские страны в техническом и экономическом отношении, тем

сильнее многие люди ощущают угрозу своей культурной идентичности и

испытывают потребность в том, чтобы каким-либо образом отличаться друг

от друга. В то время как европейцы становятся все больше похожи друг на

друга при потреблении и ведении хозяйства, на уровне культуры они

поднимают мятеж против глобализации.

Глобализация ведет к расслоению и увеличению степеней неравенства

на планете, закрепляет за безнадежно отставшей «мировой периферией»

роль ресурсного придатка постиндустриального авангарда, сводит на нет

перспективы «догоняющего развития»- утверждение А.Ю.Мельвиль.

Отделяя глобализацию от иных процессов человеческого развития,

можно и нужно сформулировать альтернативный принцип развития мира —

мультикультурный цивилизационный прогресс, позволяющий сохранять

многообразие реальности, прежде всего в культуре, образе жизни,

политических и правовых институтах. Именно здесь выступает на передний

план международная кооперация и межгосударственная интеграция.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве наиболее

значимы в противостоянии человечества глобализации. Собирание

исторической России, прежде всего объединение в одно государство

Российской Федерации и Республики Беларусь, а затем и Украины,

Казахстана — вот первоочередной для нас шаг по противодействию

американизации мира.

Раскол современного мира под воздействием глобализации

приобретает не только социально – экономический, но и политический и

культурно – цивилизационный характер. Уже один только нынешний

мощный всплеск исламского фундаментализма полностью разрушает

идиллический образ симбиоза глобализации и демократизации.

На какую идеологию может и должен опираться при этом процесс

антиглобализма в России? Прежде всего, на сбережете социальных

завоеваний периода СССР, экономическую модернизацию, гармоничное

соединение социальной справедливости и национального возрождения.

Парадокс современной российской жизни заключается в необходимости

совместить противоположности: охранительный консерватизм с

политическим кредо.

Как считал Г.А.БЕЛОВ. Процессы глобализации и модернизации

имеют много точек пересечения и порождают немало сходных проблем. Это

объясняется тем, что глобализация, как и модернизация, предполагает

обновление социумов, а с ними — и всего мира. Однако последствия

обновлений всегда неоднозначны, неоднозначна и реакция на них. Будучи

для одних источником оптимизма и надежд на улучшение жизни, у других

они вызывают фрустрацию и отторжение. И это вполне понятно — ведь для

многих людей обновление оборачивается не только нарушением привычных

условий существования, но и маргинализацией. Сказанное полностью

справедливо по отношению к глобализации, углубление которой неизбежно

будет сопровождаться ростом протестного потенциала и социальной

напряженности.

Противоречивые последствия глобализации непосредственно

отражаются и на государстве. Под влиянием развивающихся в последние

годы процессов государство оказалось в тяжелом (и нарастающем)

системном кризисе. В чем же он выражается?

Похоже, что с глобализацией меняется само место государства во

внутринациональных и мировых процессах, что связано, прежде всего, с

увеличением числа экономических, социальных и политических актеров.

Наряду с партиями и ассоциациями с государством сейчас взаимодействуют

экономические корпорации и масс-медиа, элиты малых народов, различного

рода правозащитные и экологические организации и т.д. Растет число заявок

новых актеров на мировую активность. Усиление влияния

неправительственных организаций, в первую очередь транснациональных

корпораций, отчетливо обнаруживает неадекватность

государство-центричной модели мировой политики.

В современном консерватизме (в том числе и русском) следует

отметить преодоление социально-классовой ограниченности, возрождение

национального и сохранение реформаторского начал общественной жизни.

Не случайно Л. А. Тихомиров определял Отечество как организованную

нацию. Современно и точно звучит сегодня утверждение этого глубокого

консервативного мыслителя, а ранее — одного из основателей «Народной

воли» XIX в., что «мы можем быть националистами лишь постольку,

поскольку проникнуты знанием и духом своего исторического бытия,

знанием и духом своего народа в его прошлом и настоящем, знанием и

духом своих вековых учреждений и всего, что нашей нацией

вырабатывалось».

Это перекликается с принципами великого кубинского и

латиноамериканского мыслителя Хосе Марти, который, подчеркивая

специфичность латиноамериканской действительности, указывал на

неспособность и бессилие тех, кто пытается управлять своеобразными

людьми особого и взрывного характера с помощью законов, унаследованных

от четырех столетий их свободного применения в Соединенных Штатах, от

девятнадцати веков монархии во Франции. По образному выражению X.

Марти, никаким декретом Гамильтона не остановить степного жеребца;

никакой фразой Сайеса не разбавить сгустившуюся кровь индейской расы.

Русская цивилизация имела и имеет нравственный характер,

базирующийся на феномене духовной всемирной отзывчивости, под которой

еще со времен А. С. Пушкина и Ф. М. Достоевского подразумевается

способность к глобальному душевному сопереживанию. Да и вселенское

значение православия, преодолевающего рамки национальной замкнутости и

изолированности, предполагает обретение им духовной силы, действующей

в мире. Отсюда солидарность и стремление помочь то находящимся под

турками болгарам или сербам, то испанским республиканцам, то далекий от

Советского Союза революционной Кубе.

При разработке моделей устойчивого развития и роста благосостояния

все еще делается упор на оптимизацию производства – путь, по которому

шли и продолжают идти западные страны. Роль интегратора

глобализирующегося мира по-прежнему отводится рыночным институтам.

К числу движущих сил развития обычно относят распространение в

обществе демократических ценностей и их институциональное воплощение.

В современном русском консерватизме следует выделить три

исходных принципа. Во-первых, только национальное возрождение, только

сохранение русской цивилизации и русского мировосприятия могут

обеспечить сохранение и развитие всего многонационального народа России.

Во-вторых, только собранная в кулак народная воля может санкционировать

общественные формы, развитие народа, когда она идет самостоятельно и

свободно, когда каждая идея, имеющая возможность воплотиться в жизнь,

проходит предварительно через сознание и волю народа. Народное благо и

народная воля — два наших священных принципа, неразрывно связанных

между собой. В-третьих, признание прогрессивного значения демократии и

демократических принципов организации общественной жизни, но с

национальными приоритетами и формами народовластия в России. Нельзя

принимать в качестве единственного образца западную демократию, у

которой наряду с несомненными достижениями имеются и принципиальные

недостатки: навязывание своего образа жизни другим народам;

военно-политическая экспансия в страны, идущие по собственному пути;

недооценка социальных последствий развития общества.

комментарии (0)
не были сделаны комментарии
Напиши ваш первый комментарий
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
Docsity не оптимизирован для браузера, который вы используете. Войдите с помощью Google Chrome, Firefox, Internet Explorer 9+ или Safari! Скачать Google Chrome