Глобальный уровень энергетической дипломатии - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные отношения
Guzeev_anton
Guzeev_anton10 June 2013

Глобальный уровень энергетической дипломатии - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные отношения

PDF (149.1 KB)
27 страница
149количество посещений
Описание
Samara State University of Economics . Конспект лекций по предмету Международные отношения. Введение Совершенствование системы коллективной энергетической безопасности промышленно развитых стран-импортеров энергетическ...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 27
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
???????????? ??????????? ? ????? ?????????? ?????????

РЕФЕРАТ

На тему: «Глобальный уровень энергетической дипломатии»

По дисциплине «Экономика зарубежной нефтяной и газовой

промышленности»

2

Содержание

Введение

1. Совершенствование системы коллективной энергетической безопасности

промышленно развитых стран-импортеров энергетических ресурсов

2. Объединения стран-экспортеров нефти в мировой энергетической

политике

3. Роль глобального энергетического диалога

4. Энергетическая Хартия и сотрудничество на Евроазиатском пространстве

Заключение

Список использованной литературы

2

Введение

В начале XXI века весь мир столкнулся с энергетическими вызовами,

продиктованными процессом глобализации, ускоренным ростом экономик и

населения в отдельных регионах, исчерпанием и крайне неравномерным

распределением ресурсов на планете, чрезмерной неблагоприятной

нагрузкой на окружающую природную среду. В настоящее время мировые

потребности в топливно-энергетических ресурсах огромны и продолжают

неуклонно увеличиваться. Как отметил председатель Международного

комитета по присуждению премии «Глобальная энергия», лауреат

Нобелевской премии, академик РАН Жорес Алферов, сегодня перед

человечеством нет более важной проблемы, чем энергетическая. От ее

решения зависит сохранение нашей цивилизации.

Нынешнее состояние и развитие энергетики представляет одну из

наиболее «трудноразрешимых дилемм устойчивого развития». С одной

стороны, энергетика проникает во все сферы жизни общества и является

необходимым условием устойчивого социально-экономического развития

каждого государства. Наличие и доступность энергетических ресурсов,

обеспечение их эффективного использования и бесперебойных поставок в

современном мире становятся главными факторами мирового прогресса,

снижения бедности, повышения благосостояния, культурного и духовного

развития населения. Устойчивое энергоснабжение представляет собой одно

из важнейших условий международной стабильности. С другой стороны,

развитие энергетики приводит к негативному воздействию на окружающую

природную среду. Современная энергетика в основном базируется на

использовании ископаемого топлива, которое составляет около 90% в

структуре мирового потребления первичной энергии. Сложившиеся в

последние годы тенденции развития отношений в этой сфере с опорой на

добычу, транспортировку и сжигание углеводородного топлива – нефти и

2

газа – не вполне отвечают современным вызовам и стоящим перед

международным сообществом задачам и, как следствие, должны вызвать

обоснованную тревогу за судьбу нынешнего и будущих поколений.

Неконтролируемое производство и потребление сырьевых ресурсов

становится глобальным. Это значительно усиливает давление на ресурсный

потенциал планеты и создает угрозу устойчивому развитию человечества.

Нужно готовиться к тому, что сырьевые ресурсы иссякнут. Так что

необходимо экономить. Для этого в развитых странах нужно бороться с

перепотреблением, в развивающихся – с неэффективным использованием

ресурсов.

Необходимость надежной и стабильной обеспеченности

энергоресурсами выводят проблему энергетической безопасности в число

наиболее важных проблем, стоящих перед международным сообществом.

Хотя проблема энергетической безопасности возникла еще в середине 70-х

годов прошлого века, мировое сообщество до начала XXI века не смогло

выработать общих подходов в ее решении и достичь коллективных

договоренностей. Лишь в середине 2006 г. на саммите глав государств

«Группы восьми» в Санкт-Петербурге по инициативе Российской Федерации

был сделан шаг на пути к диалогу между всеми заинтересованными в

обеспечении энергетической безопасности странами. Тогда было

подчеркнуто, что устойчивое развитие государств во многом зависит от

надежного доступа к энергии и что обеспечение энергетической

безопасности представляет собой всеобъемлющую задачу государств.

В 2008 г. на саммите глав государств «Группы восьми» в Тояко

Президент Российской Федерации Д.А. Медведев призвал лидеров «Группы

восьми» подумать над новыми документами в области энергетического

диалога. «Мы подчеркнули, те решения, которые «восьмерка» принимала

еще в Санкт-Петербурге, когда говорили об энергетической безопасности в

мире, являются актуальными. С этим все согласны. Но задача состоит в том,

2

чтобы увязать интересы стран-производителей, стран-потребителей и

транзитных государств. Это достаточно сложно, но возможно, – считает

Президент Российской Федерации.

2

1. Совершенствование системы коллективной энергетической

безопасности промышленно развитых стран-импортеров энергетических

ресурсов

«Поскольку энергетика стала глобальной, энергетическая безопасность

– неделима. Наше общее будущее в области энергетики подразумевает

общую ответственность, общие риски и выгоды». В.В. Путин.

За несколько лет, предшествовавших финансовому кризису, мировая

экономика активно развивалась, что сопровождалось ростом потребления

энергоресурсов. Перед глобальными рецессиями середины 1970-х годов, в

1979 и 2009 годах наблюдались ценовые пики на рынке энергоресурсов.

Видимо, существует все-таки между этими явлениями взаимосвязь.

Соответственно, пик, вообще достигнутый за всю историю, который был в

середине июля прошлого года, предварял начало серьезного спада в мировой

экономике, который последовал за этим.

Хотя нефть и газ являются невозобновляемыми ресурсами, их запасы в

ближайшее время не закончатся. Многочисленные исследования показывают

существование обширных геологических запасов. Общий потенциал добычи

на мировых месторождениях нефти и газа может увеличиться на 20–25% в

течение следующего десятилетия. Таким образом, вопрос заключается не в

наличии нефти и газа как ресурса, а в способности их добычи.

Разнообразие источников поставок энергоресурсов традиционно

считается краеугольным камнем энергетической безопасности, однако

ожидается, что рост поставок в будущем будет обеспечиваться меньшим

количеством стран, чем сегодня. Как говорил Уинстон Черчилль, «в

вопросах нефти безопасность определяется разнообразием и только

разнообразием». И был прав. Разнообразие не только со стороны поставок,

но также и маршрутов, которые служат элементом безопасности самих

поставщиков.

2

Страны – потребители энергоресурсов традиционно рассматривали

энергетическую безопасность как «безопасность поставок» – устойчивые

поставки энергоресурсов по приемлемым ценам. Однако сегодня существует

еще одно измерение глобального энергетического диалога. «Безопасность

спроса» для добывающих стран является обратной стороной этого

уравнения.

Это означает:

– достаточный уровень спроса по ценам, адекватным для поддержания

долгосрочных инвестиций в разработку новых месторождений и развития

инфраструктуры;

– обеспечение приемлемой доходности инвестиций;

– удовлетворение фискальных интересов добывающих стран.

На сегодняшний день необходима новая мировая энергетическая

архитектура, которая должна позволить избежать конфликтов и

контрпродуктивной конкуренции для обеспечения энергетической

безопасности. Конструкция глобальной энергетической безопасности

должна основываться на долгосрочных, надежных и экологически

безопасных поставках энергоресурсов по ценам, приемлемым как для

стран-экспортеров, так и для потребителей. Стратегия создания новой

мировой энергетической архитектуры должна определить практические

шаги, нацеленные на обеспечение устойчивого доступа к традиционным

источникам энергии, а также развитие программ экономии энергоресурсов и

разработку альтернативных источников энергии.

Россия становится все более важной частью глобальной цепочки

поставок благодаря наличию значительных нефтяных запасов и крупнейшим

запасам газа в мире. На Россию приходится 26% всех мировых запасов

нефти и газа соответственно. Обеспечивая до 40% глобального роста

поставок нефти в первой половине текущего десятилетия, Россия сделала,

2

возможно, самый важный вклад в удовлетворение возросшего глобального

спроса на углеводороды в течение этого периода.

Несмотря на замедление роста экспортного потенциала в последние

два года, роль России как важного звена в глобальной цепи снабжения

энергоресурсами остается крайне значимой благодаря стабильным поставкам

нефти и газа европейским потребителям в течение почти 50 лет.

Для России текущая ситуация предоставляет историческую

возможность укрепить свое международное положение и интегрироваться в

мировую экономическую систему в качестве важного участника мирового

сообщества. Тем не менее, для реализации своего потенциала в качестве

глобального поставщика энергоресурсов Россия и ее энергетическая отрасль

должны решить ряд ключевых проблем.

Инвестиции в новую добычу являются ключевым фактором для

глобальной индустрии, учитывая недостаток новых регионов, открытых для

разработки. Зрелые месторождения (браунфилды) России все еще обладают

значительным потенциалом, но темпы роста добычи на них гораздо

медленнее, чем в предыдущие годы. Для поддержания роста добычи

российские компании должны начинать разрабатывать новые

нефтегазоносные провинции, например Восточную Сибирь, Арктический

шельф и Дальний Восток.

Доступ к новым рынкам является особенно важным для России.

Азиатско-Тихоокеанский регион, который является самым быстрорастущим

рынком углеводородов, нуждается в российских поставках, а России нужен

доступ к этому рынку для того, чтобы стать по-настоящему глобальным

энергетическим игроком и иметь возможность диверсифицировать свой

выбор, с точки зрения потребителя.

– Инвестиции необходимо вкладывать в резервные мощности по всей

цепочке стоимости (в добычу, транспортировку, переработку и хранение)

для уменьшения влияния волатильности рынка, обеспечения уверенности

2

рынков в том, что поставки не будут прерваны даже в случае

террористических актов, неблагоприятных погодных условий и т.д.

– Инвестиции необходимо вкладывать в технологии для повышения

производительности добычи и переработки. Технологии являются ключевым

фактором как в увеличении коэффициента извлечения на зрелых

месторождениях, так и для более быстрой и более выгодной разработки

новых капиталоемких проектов.

– Инвестиции необходимо вкладывать в кадры и развитие

специалистов отрасли. Россия может по праву гордиться своими

многолетними инженерными и управленческими традициями в

нефтегазовом секторе и других секторах энергетики. Однако период

нестабильности после распада СССР привел к сокращению кадрового

потенциала энергетического сектора. Помимо воспитания своих

собственных кадров, очень важной задачей для России является привлечение

лучших иностранных специалистов для работы и широкий обмен опытом

между российскими и иностранными профессионалами энергетической

отрасли.

Ядерная энергетика и альтернативные источники энергии могут внести

важный вклад в обеспечение энергетической безопасности. Однако их

развитие потребует значительного времени и инвестиций. В среднесрочной

перспективе нефть и газ будут составлять основу мирового энергетического

баланса.

Создание стабильных, предсказуемых и прозрачных инвестиционных

условий стало одним из ключевых вопросов энергетической безопасности.

Создание инвестиционного климата является приоритетом как для России,

так и для стран – потребителей энергоресурсов.

Для достижения безопасности поставок необходимо создать

соответствующий инвестиционный климат, предоставив компаниям стимулы

2

для реализации проектов разработки новых месторождений (гринфилдов) с

высоким уровнем риска и неопределенности.

Режимы лицензирования должны быть прозрачными и

недискриминационными, обеспечивая разумный баланс между защитой

законных интересов государства и эффективным развитием экономики.

Обоюдная прозрачность является важнейшим элементом энергетической

безопасности. Она предусматривает высокий уровень прозрачности и

определенности, дает возможность планировать спрос, предложение,

инвестиции и поставки для обеих сторон энергетического диалога. Хотя если

вы посмотрите, как играет Саудовская Аравия на мировом энергетическом

рынке, то мы очень мало знаем и о ресурсах Саудовской Аравии, и о

функционировании их государственного производителя. И это неслучайно,

потому что они хотят хранить некие секреты, для того чтобы держать карты

у себя. Но, тем не менее, если мы говорим о глобальной архитектуре, то

здесь прозрачность необходима. Тут на уступки должны идти все.

Россия играет важную роль в глобальной системе поставок

энергоресурсов и является стабилизирующим фактором международной

энергетической безопасности.

Россия обладает обширными запасами, но для поддержания своей роли

российская нефтяная отрасль должна решить серьезные проблемы – к их

числу относится значительная потребность в капвложениях и

инфраструктуре, управление организационным потенциалом и активное

участие государственных нефтяных компаний.

Прозрачный и стабильный инвестиционный климат и реформа

налогового режима – необходимые условия для возвращения российской

нефтяной отрасли на путь устойчивого роста.

2. Объединения стран-экспортеров нефти в мировой

энергетической политике

2

Обостренное внимание к проблемам энергетической безопасности в

современном мире обычно объясняют политической неустойчивостью в

странах-экспортерах нефти, угрозой террористических актов и сложностью

взаимоотношений стран-поставщиков и стран-транзита энергоносителей (в

основном трубопроводного газа). Разумеется, это беспокойство оправдано в

условиях, когда инсургенты (независимо от причин и характера конфликтов)

блокируют развитие добычи и экспорта нефти в Нигерии и Ираке. Поставки

из Венесуэлы и Ирана сопровождаются политической риторикой, во втором

случае видна угроза серьезного конфликта. Да еще некоторые специалисты

сомневаются в надежности данных о запасах нефти и газа у ряда крупных

стран производителей. Можно представить себе нервозность финансовой и

политической элиты стран с высокой и растущей зависимостью от импорта

энергии при неопределенности будущих цен и пусть отдаленной, но вполне

допустимой по теории вероятности угрозе срыва поставок. Полагается, что

мир достиг точки, в которой дальнейшие масштабные инвестиции и сдвиги в

энергетической сфере предполагают больше предсказуемости и координации

для всех заинтересованных сторон – нечто эквивалентное глобальной

энергетической политике.

История 20 века показывает сложность балансирования интересов всех

основных участников мирового рынка нефти. Изредка кажущееся

устойчивым равновесие рынка нарушает тот или иной важный

экономический фактор, возврат к новому равновесию может захватить

десятилетие. Было неосторожностью упрощать историческую или текущую

ситуацию на рынке нефти, сводя ее только к политическим или чисто

экономическим вопросам. Тут действует сложный комплекс проблем,

основными из которых являются:

• неравномерность распространения резервов нефти, различия

стоимости ее добычи с учетом инвестиций;

2

• организация мирового рынка нефти: спотовые цены, игра на

фьючерсах и проч.;

• процессы энергосбережения стран потребителей, связанные с

уровнем цен и государственной политикой;

• макроэкономические и налоговые интересы стран производителей;

• социально-политические особенности стран производителей;

• специфика интересов нефтяных компаний стран потребителей и

производителей.

Понимание энергетической безопасности различается довольно

очевидным образом между странами-потребителями и поставщиками.

Единой глобальной энергетической политики для всех стран мира, богатых и

бедных, с частными или государственными энергетическими компаниями,

экспортеров и импортеров, конечно, не было и нет. Различие интересов

сторон велико не только и даже не столько – в этом урок 90-х годов – по

текущим проблемам цен и поставок, сколько по уверенности в будущих

поставках, будущих ценах и окупаемости инвестиций. Развитым

потребителям-импортерам важны гарантии поставок нефти и газа в

долгосрочном плане и при колебаниях цен, не оказывающих шокового

характера на экономический рост: энергетическая безопасность – это

«доступ к достаточной (по объему), надежной и доступной (по цене)

энергии» (определение МЭА). Нефтяное эмбарго 70-х годов породило

спотовый рынок нефти, Международное энергетическое агентство и

антикризисные запасы нефти в ОЭСР. Мировые экономические кризисы

середины 70-ых и особенно начала 80-х гг. при высоких ценах на нефть (еще

не побитых в реальном выражении) вызвали столь глубокие изменения в

экономической политике, структуре инвестиций и поведении населения, что

обусловило огромную экономию энергопотребления на единицу ВВП. На

этом объективном основании глобальная нефтяная политика стран ОЭСР

увенчалась полным успехом – снижением экспортных цен на нефть в

2

1986–2000 гг. в среднем до 19 долларов за баррель. За это время роль и вес

ОПЕК снизились, а либерализация нефтяных рынков укоренилась.

Казалось, все проблемы решены, и длительный экономический подъем

90-х годов в мире шел при довольно низких и сравнительно стабильных (по

тогдашним меркам) ценах на нефть. Даже частичное эмбарго на иракскую

нефть не привело до поры до времени к резким осложнениям на рынке.

Единой энергетической политики стран ОЭСР не сложилось за пределами

повестки дня МЭФ, в частности энергетической безопасности, но основные

черты для развитых стран имели много общего. В этот период произошла

приостановка развития атомной энергетики в большинстве стран и быстрый

сдвиг от угля к газу в структуре потребления развитых стран – крупных

потребителей энергии. Эти особенности политики были поддержаны

избирателями ведущих демократий, которые при постоянном воздействии

экологов, энергетиков склонны поддерживать шаги в сторону более

энергоэффективной экономики. Иллюзия благополучия имела одно важное

последствие, состоявшее в медленном росте инвестиций в добычу нефти. Тут

сказалась умеренная доходность капитальных вложений при цене на нефть в

19 долларов за баррель, ограниченность доступа компаний к новым

месторождениям в мире и отсутствие обстановки кризиса, который

мобилизовал бы правительственные ресурсы. Давление экологов,

организаций гражданского общества подкрепило шаги в сфере борьбы с

потеплением климата, выразившиеся в завершении принятия и ратификации

Киотского Протокола.

Ощущение, что время дорогой нефти ушло навсегда, начало

доминировать. Летом 2001 года Дж. Митчел и другие авторы книги «Новая

экономика нефти» полагали: «Угроза политических санкций была повернута.

Это экспортирующие страны сейчас должны быть озабочены относительно

санкций, нацеленных на их внутреннею и внешнюю политику

правительствами и общественным мнением в развитых странах». Даже

2

короткая по времени ситуация «рынка покупателя» вызвала к жизни идею

политических санкций со стороны покупателей нефти. Она основывалась на

ситуации экономического спада 2000–2002 гг., в ходе которого спрос на

нефть в развитых странах стагнировал.

В Коммюнике Министров Финансов указано: «Для того, чтобы

улучшить гладкое функционирование рынков и повысить их стабильность,

мы согласились продвинуть вперед работу по укреплению диалога по

глобальной энергетической политике между странами-производителями и

потребителями и частным сектором.» Можно приветствовать идею диалога

по глобальной энергетической политике, поскольку это предполагает учет

долгосрочных интересов основных игроков. Вопрос о «гладкости»

функционирования рынков при столь высоких ценах, естественно, вызывает

вопросы. Во-первых, рынки вырабатывают необычно высокий размах

колебаний цен. А во-вторых, насколько при такой организации рынков

энергетические компании заинтересованы в тех сдвигах, которые потребуют

больших инвестиций и изменении тех условий, которые приносят им

высокие доходы.

В случае проведения новой энергетической политики в направлении

сдвигов в пользу атомной энергии (если позволят политические

ограничения) потребуются значительные государственные средства и

гарантии для возрождения этой отрасли после двадцатилетнего застоя.

Структурный сдвиг в сторону возобновляемых ресурсов, особенно

биотоплива потребует соответствующей налоговой структуры, огромных

вложений в смену поколений автомобилей и бензозаправок.

Технологический прыжок в сторону водородного топлива также требует

вложений в исследования, времени и больших инвестиций в смену массы

дорогостоящего оборудования. Так что возможности быстрого перехода

человечества на более чистые, энергосберегающие технологии и

возобновляемые источники энергии существуют при хорошо

2

оркестрированных масштабных усилиях ведущих стран мира. Важно при

этом не потерять из виду развивающиеся страны и не углубить разлом по

доступу к энергии, ее характеру по чистоте, способу производства и

стоимости.

Странам экспортерам энергии важна предсказуемость цен и доходов.

Финансовый крах в России 1998 года был частично побочным продуктом

рынка цен к 12 долларам за баррель. Перепады доходов экспортеров нефти

(и в меньшей степени – газа) стали результатом специфики «гладкой»

работы нефтяных и финансовых рынков. Отражением сдвигов в спросе и

ценах стали нелинейные сдвиги в финансовых потоках. Применительно к

странам потребителям переход на возобновляемые виды энергии является

дополнительным налогом для финансирования соответствующих

инвестиций. Но применительно к производителям такие расходы могут быть

вычетом из текущих доходов и «вложениями в понижение» своих будущих

доходов. В данном случае глобальная энергетическая политика может

учитывать интерес производителей к предсказуемости и устойчивости своих

доходов. В противном случае ожидается длительная нервозность по

колебаниям и без того высоких цен или их обрушение наподобие 1986 или

1998 годов с тяжелыми побочными экономическими и

социально-политическими проблемами для многих стран. Можно заметить,

что полной рациональности поведения и предвидения в истории не было и в

развитых стран. Однако чем выше предсказуемость, согласованность

будущего хода событий в области мировых энергетических рынков, тем

выше возможности увязать цели развития различных групп стран с

прогрессивными сдвигами в самой энергетике.

Увязывание интересов развития стран-экспортеров с интересами

энергетической безопасности потребителей вместе и представляет собой

попытку сформулировать глобальную энергетическую политику, которая

должна учитывать объективные долгосрочные интересы основных групп

2

участников. Новая глобальная энергетическая политика может быть

сформулирована и будет жизнеспособной только при условии, что (по

законам больших систем) ни одна существенная сторона процесса не

оказалась в ущемленном состоянии. В наибольшей мере это относится к

воздействию неустойчивых цен, определяющихся на спотовых рынках, на

масштабные долгосрочные инвестиции в энергетические проекты, будь то

атомные, углеводородные, водородные или возобновляемые. Одновременно

(или быстро) решить все проблемы мировой энергетики невозможно –

тактическая задача – выбрать приоритетные задачи, которые можно решить

при существующих стимулах, интересах и финансовых возможностях

сторон.

В зависимости от выбранных США и ЕС, Китаем и Индией путей

решения своих энергетических проблем будут зависеть и условия развития

обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства мира. Не пытаясь

дать полный обзор возможных приложений той или иной энергетической

политики, можно отметить, что инвестиции в модернизацию российской

экономики будут зависеть в большой мере от масштабов сдвигов в сторону

биотоплива или атомной энергетики. В одном варианте энергетической

политики может возрасти мировое производство «топливных

сельскохозяйственных культур» с существенным воздействием на аграрные

субсидии и отношения в ВТО. В другом варианте повышения

энергетической безопасности усиливается роль атомной энергетики,

развития сжиженного природного газа (вместо трубопроводного) и средств

его доставки. Если раньше группа стран могла найти решение для

стабилизации энергетических рынков, то в условиях глобализации и роста

масштабов экономических проблем мира необходима именно глобальная

политика. Так что решения по энергетической безопасности фактически

инициируют формулирование долгосрочной общеприемлемой

2

энергетической стратегии, которая даст серьезный импульс изменению

структуры всей мировой экономики в отраслевом и географическом плане.

Россия объективно заинтересована в предсказуемой глобальной

энергетической политике для рационального вложения своих ресурсов, для

грамотного позиционирования своих энергетических компаний. Она не

может позволить себе чрезмерных расходных мероприятий на мировой

арене, которые шли бы в ущерб модернизации экономики и благосостоянию

граждан или даже выглядели бы таковыми в ущерб социально-политической

стабильности. Этот подход должен сбалансировать вклад России в

энергетическую безопасность мира и возможности ее возрождения как

научно-технической державы. Он является точкой равновесия и оберегает

страну как от пренебрежения проблемами мира, так и от чрезмерного

напряжения сил страны после многолетнего кризиса и чрезмерных издержек

трансформации.

2

3. Роль глобального энергетического диалога

Энергетические проблемы сегодня один из актуальнейших вопросов

международной политики и одна из тем саммита «Большой восьмерки» 2006

года в России. При всей сложности международных переговоров в данной

сфере, вызванной объективным несовпадением интересов потребителей и

поставщиков энергоносителей, необходимость ведения постоянного диалога

очевидна всем сторонам. Экологический вызов, прежде всего в виде

исчерпания природных ресурсов, чрезмерного загрязнения окружающей

среды и изменения климата предопределит результат переговоров, пусть

даже в настоящий момент общая картина будущего глобальной энергетики с

трудом просматривается за узкогрупповыми и национальными

политическими интересами.

Даже не рассматривая здесь подробно проблему глобального

изменения климата, ясно, что есть множество других факторов, которые

переводят проблему энергетической безопасности в плоскость

необходимости смены «сырьевой парадигмы» – постепенного отхода от

потребления невозобновляемых ископаемых видов энергоресурсов. Не так

далек момент, когда энергети