Демократия и Гражданская культура - конспект - Политология, Конспект из Политология
xomcenko_lewa
xomcenko_lewa18 June 2013

Демократия и Гражданская культура - конспект - Политология, Конспект из Политология

PDF (95.1 KB)
4 страница
151количество посещений
Описание
Burjat State University. Конспект по предмету политология. Демократия и Гражданская культура Великий просветитель, и бесспорно, один из основателей теории граждановедения Монтескье утверждал, что никакая другая форма пр...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 4
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
?????????? ? ??????????? ????????

- 1 -

Демократия и Гражданская культура

Великий просветитель, и бесспорно, один из основателей теории граждановедения Монтескье утверждал, что никакая другая форма правления не нуждается в воспитании практики "политической добродетели", ибо эта последняя, по его словам, определяется "любовью к законам и отечеству"

Идея о том, что "именно при республиканском правлении возникает необходимость во всей власти воспитания" (Монтескье. О духе законов. 1748) сводится к тому, что французский просветитель объявляет высшим достоинством государства добродетель политическую, а не церковную. Тем самым, он указывал, что теологическое объяснение подлинно моральной сущности государства произвольно, оно открывает безграничные возможности для оправдания или осуждения именем бога всего того, что выгодно осудить или оправдать данному церковному деятелю. Между тем, только справедливый общественный порядок способен воспитать, совершенного гражданина на опыте "отказа от себя самого" и "постоянного предпочтения общественного интереса".

Концептуальный принцип - "любовь к закону и отчеству" который в республиканском духе отсылает нас к конституции и к системе собственно республиканских институтов, может быть "прочтена" в националистических понятиях как любовь к нации - т.е. любовь к рядовому сообществу. Такое со общество берется за основу, его нужно только признавать. Получается, что если к идее общею происхождения добавить идею общей судьбы, невзирая на то, что подобное сочетание подчинялось волевым желаниям, то не трудно представить себе политические возможности "эксплуатации" национального чувства. Следовательно, мы сталкиваемся с феноменом национализма.

Второе: республиканское, равно как и националистическое воспитание требует от гражданина "отказа от себя самого" как условия для жизни в сообществе Все формы "отказа от себя самого" могут быть одинаковыми, ибо "постоянное предпочтение общественного интереса" есть результат свободного выбора индивидов. Однако, если республиканское политическое воспитание приобретает универсальский характер, то националистическое пытается сконструировать институциональную систему в соответствии с моделью однородного сообщества. В первом случае мы "вовлекаемся" в республиканскую политическую традицию: гражданская идентичность выступает результатом конституционного проекта. т.е. и в данном случае речь идет о сконструированной идентичности. Между тем и национальная идентичность сконструирована. Обе эти традиции - республиканский патриотизм и национализм – со времен либеральных революции конца XVIII века пребывают в состоянии социальной напряженности, стимулирующей, однако, выработку модели демократической гражданстевенности. Другими словами, республиканский патриотизм и национализм образуют тот политический опыт, на основе которого формируется нация, ее гражданская жизнь. При этом, исключительную значимость представляют взаимоотношение и взаимовлияние конституции и гражданского опыта. Будем постулироватъ мыслью, что конституция является совокупи ость базовых нормативных принципов, в рамках которых формируется гражданская жизнь. Конституция в этом смысле конституирует политическое общество как определенную совокупность граждан. Конституция политического режима опережает непрерывный процесс преображения гражданского опыта, участия граждан в государственных делах. Следовательно, первым этапом воспитания гражданской идентичности, представляется возможность приобретения опыта самоуправления и политического формирования гражданства. Однако, это происходит, прежде всего, на основе единодушного восприятия конституционного проекта членами всего сообщества. Еще Ж.-Ж. Руссо в "общественном договоре" писал, что политическая конституция гражданского общества может осуществиться в том случае, если с ее содержанием непосредственно

- 1 -

согласится граждане. Это и есть общественный договор в представлениях французских просветителей XVIII века. Однако, не исключается другая возможность, а именно: вполне допустим вариант, когда конституционные возможности самого соглашения могут быть малоспособны политически оформлять жизнь сообщества. Следовательно, вполне возможны конфликты между конституцией и политической реальностью. Более того, данная конфликтная ситуация выявляет действительный уровень согласия граждан с продолжающей функционировать конституцией. Известно, что опыт жизни при конституционном порядке в конкретном политическом обществе формирует соответствующую гражданскую культуру. С другой же стороны, изменения характера согласия граждан по конституционному проекту и политической реальности позволяют членам сообщества реконструировать гражданскую культуру. Гражданская культура не только формальное участие граждан в политической жизни, но и, прежде всего, умение воздействовал на функционирование политической системы в целях достойной человеческой жизни. Именно такое гражданское участие представляется в высшей степень показателем ценностных предпочтений и интересов индивидов. Это одно из жизненно важных свойств демократии- Политическое участие и ответственность в таком участие полноправных членов сообщества и есть основные составляющие гражданской культуры. Таким образом идея конституции и фактор ответственности, стимулирующие процесс гражданского самоуправления, позволяют делать вывод о том что демократический конституционализм вступает в качестве гаранта подлинного гражданства. Такая гражданская связь между политическим опытом и функционированием конституции была основой первою опыта республиканства еще во времена Рима: опыта гражданского управления с применением прямой демократии. Однако республиканству современного типа приходится сталкиваться с новыми политическими реалиями отличными от политического опыта прежних социальных систем. Только конституционный опыт французской революции соединит принципы трех традиции: равновесие республиканских властей, отделение государства от гражданского общества, и наконец , гражданский универсализм первого национализма: нация граждан, объединяющая в себе "патриотов конституции" Данный опыт стимулировал появление либеральных конституционных проектов вплоть до средины XIX века. Однако начиная с средины XIX века эволюционировала и националистическая традиция, идущая в разрез с либеральным конституционализмом. Сегодня, в этом плане, мы имеем интересный социальный опыт: если в Латинской Америке национализм до сих пор не отделился от всех своих универсиалистиских корней, то в Европе он вообще утратил первичную универсиалистическую идентичность (т. е. характер первого революционною национализма). Тем не менее, начиная с 1989 года в Центральной и Восточной Европе мы сталкиваемся с явлением нового националистического конституционализма, определяющего содержание гражданской культуры данного региона: проявляются коллизии между революционными конституционам, пропитанным новыми политическими реалиями, и национализмом с жестко этнической ее интериретацией. Как показывает опыт, конституционным проектам новых демократий в условиях нового политического порядка не удалось освободиться от этой напряженной ситуации двух исходных принципов.

Важным показателем гражданской культуры обществ, для новых демократий является определение разумного институционального равновесия между исполнительной и законодательной властями. Ведь от условий создании либо президентской системы, либо парламентской демократии непосредственно зависит стабильность самого политического режима. Вместе с тем опыт наводит на самое казалось бы серьезные размышления. В конечном счете все усилия в конституционном творчестве оказались весьма ограничены в главном - они не могли гарантировать управляемость. С другой же стороны, подтвердилась роль гражданскою общества в качестве мощного фактора консолидации демократии. Переход с демократии не

- 1 -

может морально-психологически не травмировать граждан. Ведь демократический переход выбывает повышенные издержки в силу необходимости социальной и рыночной перестройки, а также адаптации политических и иных институтов. И все эти издержки переживают непосредственно индивиды - и как потребители, и как граждане. Политический смысл преобразований в представлениях граждан воспринимается как создание гражданского общества, обеспечивающего порядок, опирающий па свободу. Однако острый кризис и психология разочарования всегда порождают ощущение истощения гражданской энергии. В таких обстоятельствах логика жизни диктует выбор либо в пользу продолжения реформ, либо напротив, люди от него отказываются ради готовности жить при старых порядках.

Исследования последних лет позволяют проследит за путь латиноамериканских демократий к консолидации также оценить процессы переходов 1980-х годов пакты между защитниками демократии и группами сторонников возвращения к прежнему режиму. Аналитики обнаруживают парадоксальную ситуацию: управляемость продолжает зависеть от уступок большинства угрожающей элиты, добившейся законодательно признанного иммунитета, хотя 20 лет назад (в частности в латиноамериканских странах) баланс между ними все таки сместился в пользу демократии. Это баланс влияет па моделирование политической ситуации и в конце XX века.

Вместе с тем этот опыт позволяет извлечь очень важный урок: в центральной Восточной Европе, а также в странах постсоветского пространства проявляют себя конфликты нового качества, а именно коллизии между институционалистической демократии и незрелостью гражданского общества. При выборе идеи возвращения к старым порядкам демократический эксперимент гражданского общества воспринимается как угроза старому режиму. Разница в поддержке гражданами той или иной политической ориентации помогает понять фазы такого конфликтного противостояния. Если на первых порах в начале 1990-х годов реформаторские инициативы добились явного успеха/то итоги избирательных компаний второй - половины этого десятилетия отразили резкий поворот в отношениях к курсу реформ. Испытанию, между тем подвергались организационные способности гражданското общества и гражданская культура его населяющих.

Общей тенденцией во всех моделях демократизации - растущее вовлечение гражданскою общества в сферу публичной политики, что и представляется важнейшим фактором демократической консолидации, более демократичного распределения гражданскими ресурсами. Государственные институты со временем вырабатывают новую для социумов гражданскую культуру, культуру участия в делах государства и общества. Такое вмешательство гражданского общества в сферу государственной политики преобразовало характер политического действия, которое традиционно направлялось через систему партий. Существует столько путей для гражданского участия, сколько есть инстанций, принимаю тих решения. Таким образом гражданское общество будучи ареной демократического экспериментирования естественно, институциционального новаторства определяет проекты государственной политики. Культура укачанного общества чтобы быть гражданской ей непременно следует втягиваться в рыночное пространство. Социально ориентированное рыночное хозяйство культивирует соревновательность между авторами рыночного пространства, ибо все ресурсы, включая гражданские, подчинены закономерностям рынка. Плюралистическая идеология общества ратует за справедливое распределение основных ресурсов между индивидами. Поэтому демократия немыслима без институционального экспериментирования и гражданского участия. Это и есть гражданская культура демократической конституции, которая и регулирует согласие граждан с системой гражданских и политических институтов демократии.

Ильхам Исмаилов, диссертант,

- 1 -

старший преподаватель Азербайджанского (г. Мингечаур) филиала Академического центра Международной Академии Наук.

комментарии (0)
не были сделаны комментарии
Напиши ваш первый комментарий
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
Docsity не оптимизирован для браузера, который вы используете. Войдите с помощью Google Chrome, Firefox, Internet Explorer 9+ или Safari! Скачать Google Chrome