Структурализм и функционализм в социологии: работы Т.Парсонса и Р.Мертона - конспект - Социология, Конспект из Социология
Bayan80
Bayan8013 June 2013

Структурализм и функционализм в социологии: работы Т.Парсонса и Р.Мертона - конспект - Социология, Конспект из Социология

PDF (169.6 KB)
24 страница
820количество посещений
Описание
Surgut State University. Лекции по социологии. Функцирнализм как исслкдовательская орментация отчетливо проявился в последние пятьдесят лет. Он прошел сложную эволюцию с начала 30-х годов, когда основатели британского ан...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 24
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
????????????? ??? ????????????????? ?????????? ????????? ????????? ? ????????? ????????? ???

Московский Государственный Социальный Университет

Академия социологии и управления

Кафедра теории и истории социологии

Реферат на тему:

«Структурализм и функционализм в

социологии: работы Т.Парсонса и

Р.Мертона».

Выполнила: ст-ка  курса, 2 гр., д/о, ф-та соц.информатики

Гаценко Н.М.

Руководитель: Жукова Ю.О.

Москва 2001 г.

3

Содержание

Введение 3

Глава 1. Р.Мертон о концептуальном аппарате структурного

функционализма

5

Глава 2. Структурно-функциональный анализ Т.Парсонса 1

2

Заключение 2

0

Список использованной литературы 2

2

3

Введение Функцирнализм как исслкдовательская орментация отчетливо

проявился в последние пятьдесят лет. Он прошел сложную эволюцию с

начала 30-х годов, когда основатели британского антропологического

функционализма В.Малиновский и А.Р.Редклиф-Браун сформулировали

основные положения этого направления.

Важным этапом его истории стал американский структурный

функционализм (Т.Парсонс, Р.Мертон и др.), который развил и

распространил функционалистскую методологию на все разделы

социологии. При этом общенаучное содержание

структурно-функционального анализа как разновидности системных

методологических концепций постепенно срасталось с различными

социологическими теориями иного происхождения (например, с теорией

социального действия) и начало отождествляться с ними.

Складываясь и преобразуясь под влиянием многообразных

воздействий со стороны и изнутри, функциональное направление стало

чрезвычайно неоднородным и сложным. Неоднозначность того, что

называют функционализмом, когда под общим названием скрываются

разнородные или в разной степени связанные концепции, привела к тому,

что многие предпочитают говорить о расплывчатом функционалистическом

движении, ориентации и т.п. Однако некоторые исследователи и критики

функционализма в первую очередь рассматривают его как теорию. Об этом

3

пишет, например, К.Девис («функционализм – это прежде всего социальная

теория») и такие критики функционального направления, как Р.Дарендорф,

Д.Локвуд, Р.Миллс и др.

Не менее распространено противоположное мнение. Так Хоманс

в известной статье «Возвращение к человеку» утверждает, что затруднения

при формулировке функциональной теории возникают не потому, что «она

ложна, а потому, что попросту не является теорией» [3, с.322].

Объектом данной исследовательской работы являются

структурализм и функционализм в социологии. Предмет – работы

Т.Парсонса и Р.Мертона. Цель – рассмотреть и проанализировать вклад

Парсонса и Мертона в теории структурализма и функционализма. Для

достижения выше указанной цели автор ставит перед собой ряд следующих

задач:

1) выделить основные понятия;

2) обозначить главные проблемы;

3) выявить недостатки теорий.

3

Глава 1. Р.Мертон о концептуальном аппарате структурного

функционализма В области анализа действительности, как и в других областях, понятие

системы стало центральным. С этим понятием ассоциируется обширный

комплекс эмпирико-теоретических проблем, занявших особое место в

широко известных критических дискуссиях о системе теории. В этот

комплекс входят, например, концепция равновесия и ее отношение к

условиям системной устойчивости, возможным и реальным процессам

изменения; роль понятия функции; проблема «консенсус против конфликта»

как характеристики социальных систем; соотношение между тем, что можно

назвать «процессом сохранения» в системе и процессом структурного

изменения, способными расширяться до масштабов эволюции или сужаться

до ее противоположности.

Структура и функция – понятия, не соотносящиеся на одном и том же

уровне. Очевидно, что «функция» - более общее понятие, определяющее

некоторую необходимость условий сохранения независимого существования

системы внутри какой-то среды, тогда как одноуровневое родственное слово

для «структуры» вовсе не функция, а «процесс». Связь обоих понятий с

проблемой сохранения границ и другими аспектами функционирования

системы действительности все более и более, в свою очередь, привлекают

внимание к проблеме контроля.

3

Пояснение проблемы контроля колоссально продвинулось, однако,

благодаря появлению нового научного направления, а именно кибернетики в

ее тесной взаимосвязи с теорией информации [4, с.134]. С помощью

достижений в этой области можно было доказывать, что основная форма

контроля в системе действительности принадлежит к кибернетическому

типу и вовсе не аналогична, как утверждалось ранее,

насильственно-принудительным аспектом процесса, в котором участвует

политическая власть. Более того, можно было показать, что функции в

системе действительности не обязательно «рождены свободными и

равными, но составляют, наряду со структурой и процессом, обеспечение

функциональных потребностей системы, в различных иерархических

отношениях между собой на основе контроля.

Кибернетический подход способствовал поиску таких новых

возможностей для того, чтобы как-то разделаться с без конца обсуждаемой

проблемой стабильности и изменения действительности. Настаивание на

радикальной теории раздельного процесса, благодаря которому сохраняется

костяк системы, и процессов, которые изменяют ее основную структуру,

по-видимому, оправдано, как во многом аналогичное основному

биологическому различению физиологических процессов, благодаря

которым поддерживается или изменяется определенное состояние

индивидуального организма, и эволюционных процессов, влекущих за собой

изменения в генетической конституции видов.

Функциональный метод неверно отождествлять с совокупностью

конкретных эмпиротехнических приемов исследования. Связь тех или иных

способов поиска эмпирических данных с функциональной ориентацией

более или менее случайна.

Ядро функционального метода в широком смысле составляет

функциональный анализ, рассматриваемый «как метод интерпретации

3

социологических данных» (Р.Мертон) – особый способ построения описаний

и объяснений социальных явлений.

В современных вариантах структурно-функционального метода

встречаются разные сочетания структурного и функционального аспектов

анализа социальных явлений. У одних авторов, повсеместно причисляемых к

функциональному направлению, преобладают структурные представления, у

других – функциональные.

При структурном подходе сложный объект (общество, его

состояние, социальный институт или процесс) задается аналитическим

вычленением входящих в его состав единиц (элементов, факторов,

переменных). Все составляющие структуры оказываются заданными

одновременно в отвлечении от механизмов диахронного существования и

воспроизводства социального целого и его частей. Затем найденное

статистическое состояние может послужить исходным пунктом для анализа

процессов социального изменения.

Функциональный подход выясняет связи между элементами и

целым, соотнося определенные структурные единицы со способами их

функционирования. В результате получается разветвленная типология связей

частей друг с другом и с целым, выясняются возможные и невозможные

состояния системы, допустимые сочетания элементов в ней, определяются

наборы функций как способов поведения, присущих данному системному

объекту при условии сохранения его структурной целостности, и т.п.

Изучение отношений между классом структур и классом функций порождает

одну из главных проблем функционализма – проблему функциональной

необходимости и проблему функциональных альтернатив действия. Понятие

функциональной необходимости основан на предпосылке, будто возможно

определить: функциональные требования или универсальные потребности,

которые должны удовлетворяться, чтобы общества сохранялись, то есть

нормально функционировали. У некоторых ранних функционалистов в

3

допущении функциональной необходимости оставалось неясным, то ли эта

функция необходима, то ли структурная единица, выполняющая эту

функцию. Эта неясность не исчезла и по сей день.

Серьезное уточнение сделал Р.Мертон, ясно различив

функциональные потребности могут быть удовлетворены некой областью

структурных альтернатив. Хотя нельзя сказать, что данной структуре

соответствует только данная функция, и, наоборот, что данная функция

может выполняться только данной структурой; конкретизация функции

обеспечивается за счет уточнений класса структур, способных ее выполнить,

введения принципа многоступенчатого системного рассмотрения,

вычленения структурных единиц с определенными и сохраняющимся во

времени наборами функций (социальных институтов) и т.п. В прошлом в

функционалистской литературе взаимозаменяемо использовались понятия:

 функциональные эквиваленты;

 функциональные альтернативы;

 функциональные субституты ;

 функциональные аналоги.

Они были разработаны с тем, чтобы учесть возможные варианты

исполнения действия при данном наборе структурных элементов. Но в

практике исследований последнего десятилетия эти термины используются,

когда допускают, что существует область структурных или ценностных

эквивалентов, которые могут выполнять данную фиксированную функцию и

решать общие проблемы. Несмотря на разочарование современных западных

социологов структурно- функциональным анализом в целом, некоторые

эмпирически ориентированные исследователи находят, что понятие

функциональных альтернатив полезно. Однако и здесь в адрес

функционального анализа появляются критические замечания по поводу

того, что он не объясняет, почему именно данная альтернатива имеет место в

3

рассматриваемой системе. Это замечание является частным случаем

наиболее распространенного пункта критики в адрес функционализма,

состоящего в том, что его основные термины (функциональные

предпосылки, потребности и т.п.), как правило, использовались

неэмпирически и не были операционально определены. Если же не

конкретизировать, как эти термины применять к эмпирической

действительности, они будут непригодны для конкретных практических

прогнозов и эмпирического исследования.

Современный структурно- функциональный анализ не может

обойтись баз некоторых обобщенных представлениях о функции. Даже при

развитом социологическом объяснении о благоприятных или

дисфункциональных характеристиках социальной жизни судят по

функциональному поведению индивидов, организаций и подсистем разных

уровней. Уточнил понятие «функция» в контексте разных исследовательских

процедур Р.Мертон. Он же способствовал более гибкому и

операциональному его использованию.

Мнртон различает пять значений термина «функция» [3, с.325].

В первом значении, не относимом к функциональному анализу в социологии,

функция-1 выступает как общественное поручение, возложенное на

конкретного исполнителя, функция-2 – это специализированный род

занятий, составляющий для индивида постоянный источник деятельности (в

более узком смысле конкретная должность, связанная с определенным

социальным статусом и определенными сферами ролевой активности).

Функция –3 – математическая, когда (согласно наиболее распространенному

и традиционному определению) переменная есть функция другой

переменной или множества переменных, если ее значение однозначно

определено значением(-ями) другой переменной(-ых). Функция-4 выступает

как системообразующий принцип связи структурных единиц. Функция-5

выступает как объективное следствие, благоприятное для

3

приспособленнисти системы в отличие от субъективных намерений

деятелей, с которыми они приступают к реализации своих представлений и

функциональности.

Операционализм и свобода от деятельности однозначного

соответствия функций структурной единице делают функциональный

подход Р.Мертона более пригодным для динамического процессуального

представления о социальной системе.

В наиболее распространенных теоретических представлениях,

которыми оперирует функционализм, общество взято как система

социальных отношений и специальных узлов, связок таких отношений

(институтов). Система организуется в упорядоченное и самосохраняющееся

целое общими образцами норм и ценностей, которые обеспечивают и

взаимосвязанность ее частей, и последующую интеграцию целого.

Один из типов функционального объяснения опирается не

биологическую эвристику и аналогии, гипотетически рассматривая действия

социальной системы подобно действиям организма в среде. Как эта

физическая среда накладывает определенные требования, исполнение

которых является необходимым условием выживания организма, так и

окружение социальной системы (состоящее в основном из других

социальных систем) заставляет ее организованную структуру

приспособляться к своим требованиям. Собственно элементы социальной

системы в определенном смысле функциональны постольку, поскольку они

способствуют ее выживанию.

Одна из основных работ Р.Мертона – вышедший под его

редакцией коллективный фундаментальный труд «Социальная теория и

социальная структура», в котором он определил взаимоотношения между

социальной теорией и эмпирическими исследованиями, продолжив

дальнейшую разработку структурно- функционального подхода

применительно к обществу и создав понятия явных и латентных функций и

3

дисфункций. Выделил два типа деятельности, обуславливающей

нормальную работу социальной системы: явная деятельность предполагает,

что ее последствия ожидаются и принимаются участниками, а латентная

это такая деятельность, когда ее последствия не предполагались, тем более

не являются желательными

Мертон выделил три постулата:

1) постулат функционального единства общества

(согласованность функционирования всех его частей);

2) постулат универсального функционализма (все

общественные явления функциональны);

3) постулат необходимости.

Основная теорема, по Мертону, гласит: как одно явление может

иметь различные функции, так и одна и та же функция может выполняться

различными общественными явлениями [5, с.35]. При этом функциональный

результат способствует выживанию и адаптации системы. Его надо отличать

от дисфункции – того, что не способствует выживанию и уменьшает

адаптацию.

Сложность функционализма при исследовании обществ состояла

в том, чтобы совместить организмические аналогии с учетом

индивидуальности действующих в обществе лиц. Необходимо было найти

объяснение того, почему все поступки людей (действующих с самыми

разными намерениями) оказываются функциональными. Поэтому Мертон

ввел различение явных и латентных функций. Явная функция – это

следствие, которое вызвано намеренно и признано в качестве такового;

латентная – следствие, вызвать которое не входило в намерения

действующего, и он не знает, что вызвал его.

3

ГЛАВА. Структурно-функциональный анализ Т.Парсонса Для Парсонса одной из центральных задач социологии

является анализ общества как системы функционально взаимосвязанных

переменных [3, с.326]. На практике это означает, что анализ любого

социального процесса проводится как часть исследования некоторой

системы с «охраняющимися границами».

С точки зрения концепции действия система для Парсонса есть

любой устойчивый комплекс повторяющихся и взаимосвязанных

социальных действий. Потребности личности выступают как переменные в

социальной системе. Парсонс и другие исследователи стремились не только

разработать правила для функционального анализа любой социальной

3

системы, но и определить совокупность необходимых условий для

«функциональных предпосылок», для всех социальных систем.

Эти условия, необходимые для работы любой такой системы,

относятся не только к социальной системе как таковой, но и к ее членам.

Каждая социальная система должна удовлетворять определенные

физические потребности своих членов так, чтобы они могли выжить. Она

должна располагать также определенными средствами распределения

материальных ресурсов. Далее любая система должна выработать какой-то

процесс социализации людей с тем, чтобы они развили либо субъективные

мотивации подчинения конкретным нормам, либо некую общую

потребность подчинения нормам.

Каждое общество в дополнение к специфическим нормам имеет

определенные, присущие только ему ценности. При отсутствии таких

ценностей маловероятно, что отдельные деятели смогут успешно

интернализировать потребность подчинения нормам. Фундаментальные

ценности должна стать частью личности.

Вместе с тем каждая система должна иметь определенную

организацию видов деятельности и институциональные средства, чтобы

успешно справляться с нарушениями этой организации теми или иными

формами принуждения или побуждения. И наконец, общественные

институты должны быть относительно совместимы друг с другом.

Поиски функциональных предпосылок не только социальных

систем вообще, но и отдельных типов социальных систем направлены на то,

чтобы облегчить их сравнение и повысить точность анализа их жизни.

Однако функциональные требования Парсонса как критерий выделения

системы и ее элементов слишком абстрактны и не обладают достаточной

избирательностью, чтобы эффективно отличать системный объект от

несистемного.

3

Теоретическую схему Парсонса объединяет и организует система

социального порядка. Это относится и к теоретико-действенному аспекту

его взглядов: «Наиболее общее и фундаментальное свойство системы –

взаимозависимость ее частей или переменных… Взаимозависимость есть

порядок во взаимоотношениях между компонентами, которые входят в

систему».

Надо отметить, что термин «социальный порядок» в

современной западной социологии имеет много логически связанных между

собой значений. Английский социолог Коэн перечисляет главные из них.

Во-первых, «порядок» относится к существованию ограничений, запретов,

контроля в общественной жизни. Во-вторых, указывает на существование

взаимности в ней: поведение каждого индивида не случайно и беспорядочно,

но и отвечает взаимностью или дополняет поведение других. В-третьих,

улавливает элемент предсказуемости и повторяемости в общественной

жизни: люди могут действовать социально только в том случае, если они

знают, чего ожидают друг от друга. В-четвертых, может означать некоторую

согласованность, непротиворечивость компонентов социальной жизни, и,

наконец, в-пятых, устойчивость, более или менее длительное сохранение ее

форм. Все эти значения выступают в разных контекстах у Парсонса.

Различные аспекты социального порядка получают отражение во

множестве понятий, из которых основные – «система» и «структура»,

употребляемые Парсонсом как для работы с эмпирически выделяемыми

объектами и отношениями, так и в работе с абстрактными объектами.

Понятие структуры у Парсонса охватывает те устойчивые

элементы строения социальной системы, которые относительно независимы

от незначительных и кратковременных колебаний в отношениях системы с

внешним окружением. Поскольку эти отношения меняются, необходимо

ввести систему динамических процессов и механизмов между требованиями,

3

вытекающими из условия постоянства структуры, и требованиями данной

внешней ситуации.

Этот динамический аспект берет на себя функциональная часть

анализа. Функциональные категории, по словам Парсонса, имеют с

упорядоченными способами приспособительного взаимодействия между

установившимися образцами действия, образующими данную структуру, и

данными свойствами окружающих систем.

На самом общем, безлично-абстрактном уровне анализа порядок

у Парсонса оказывается в основном продуктом двух процессов:

1) тенденция социальной системы к самосохранению;

2) ее тенденция сохранять определенные границы и постоянство

по отношению к среде (гомеостатическое равновесие). Действия системы в

среде, которая сама представляет собой ряд систем, анализируются исходя из

функциональных предпосылок, требований для выживания и развития

системы.

Организация видов деятельности внутри системы складывается в

результате структурных реакций системы на эти требования, выражающие ее

связь со средой. Поэтому в анализе взаимодействий социальной системы

важно исследовать область ее взаимообменов с другими системами.

Часть теоретического анализа процесса структурного изменения

в социальной системе проводилась по модели, производной от четырех

-функциональной парадигмы [4, 121]. Она была определена как модель,

предназначенная для описания одной из стадий в прогрессивном

структурном изменении внутри системы действительности, и особенно

социальной системы. Отправным пунктом здесь служила концепция

дифференциации – процесс, который, по-видимому, дает достаточно

оснований обратить внимание на элемент раздвоения, то есть разделения

3

прежней структурной единицы на две функционально и потому качественно

отличные единицы.

Парсонс рассматривал подсистему как составную часть более

общей системы действительности, другой составляющей которой является

культурная подсистема, личностная подсистема и поведенческие организмы,

- все это абстракции, аналитически вычлененные из реального потока

социальных взаимодействий. Эти три подсистемы трактуются по отношению

к социальной подсистеме как компоненты ее окружающей среды. Такое

толкование необычно, особенно в том, что касается представлений о личных

свойствах индивидов. Ни социальная, ни личностная подсистемы не являют

собой нечто реально существующее.

Различие четырех указанных подсистем носит функциональный

характер. Оно проводится на основе четырех первичных функций, присущих

любым системам действительности, - это функции воспроизводства образца,

интеграции, целедостижения и адаптации.

Первичная интегративная проблема любой системы

действительности состоит в координации составляющих ее элементов,

прежде всего человеческих индивидов, хотя в определенных целях в

качестве субъектов действительности можно рассматривать и коллективы.

Инткгративная функция приписывает здесь преимущество социальной

системе.

За культурной системой закрепляется в основном функция

сохранения и воспроизводства образца, равно как и его творческое

преобразование, если в социальной системе не первом месте стоят проблемы

социального взаимодействия, то культурная система складывается вокруг

комплекса символических значений–кодов, на основе которых они

структурированы, особых сочетаний символов.

Личности индивида отводится главным образом исполнение

целедостиженческой функции. Личностная система – исполнитель процесса

3

действительности , воплощающий культурные принципы и предписания. На

уровне вознаграждения, в смысле мотивации, главной целью

действительности является обеспечение личных потребностей или

удовлетворение личности.

Поведенческий организм трактуется как адаптивная подсистема,

как сосредоточение основных возможностей человека, на которые

опираются остальные системы. Все эти взаимосвязи представлены в таблице

[4, с.231]:

Действительность

подсистема п р е и м у щ е с т в е н н а я

функция

социальная интеграция

культурная воспроизводство образца

личностная целедостижение

п о в е д е н ч е с к и й

оргнизм

адаптация

Есть две системы реальности, которые по отношению к системе

действительности являются ее средой. Первая из них - физическая среда,

которая включает в себя не только явления , описываемые в терминах

физики и химии, но и мир живых организмов, если только они не

интегрированы в систему действительности. Вторая система, не зависимая

как от физической среды, так и от самих систем действительности ,

называется «высшая реальность». Она связана с системой действительности

посредством структурированной в культурную систему смысловой

ориентации, которая включает в себя познавательные «ответы» , отнюдь не

ограничиваясь ими

3

При анализе взаимоотношений между четырьмя подсистемами

действительности, а также между ними и средой действительности важно не

упускать из виду явление взаимопроникновения. Примером является

приобретенное путем обучения содержание опыта, который

систематизируется и хранится в аппарате памяти индивида. Можно

упомянуть также институализацию нормативных компонентов культурной

системы в качестве конституивных структур социальной системы. Граница

между парой систем действительности представляет собой некую «зону»

структурных компонентов или образований, которые могут теоретически

рассматриваться как принадлежащие к обеим системам, а не просто

относимые к одной из них. Так, например, было бы неверно утверждать, что

извлеченные из социального опыта нормы поведения должны считаться

либо таковой , либо частью социальной системы.

Именно благодаря зонам взаимопроникновения может

осуществляться процесс взаимообмена между системами. Это особенно

верно в отношении уровней символических значений и обобщенных

мотивов. Чтобы быть способными к символической коммуникации,

индивиды должны располагать общими для них

культурно-организационными кодами (например, языком), которые

одновременно интегрированы и в систему, и в социальное взаимодействие.

Чтобы личность могла пользоваться хранящейся в центральной нервной

системе информацией, поведенческий организм должен иметь механизмы

мобилизации и поиска, который посредством интерпретации обслуживает

мотивации, организованные на личностном уровне.

Таким образом, социальные системы представляют собой

системы «открытые», находящиеся в состоянии постоянного взаимообмена

на вход и выход в окружающую среду. Кроме того, они изначально

дифференцированы на различные подсистемы, которые также постоянно

вовлечены в процесс взаимообмена.

3

Социальная система – система, образуемая состояниями и

процессами социального взаимодействия между действующими субъектами.

Если бы свойства взаимодействия можно было бы вывести из свойств

действий субъектов, то социальные системы были бы эпифеноментом, на

чем настаивают «индивидуалистические» теории [4, с.245].

Структуру социальной системы можно анализировать, применяя

четыре типа независимых переменных: ценности, нормы, коллективы и

роли. Ценности занимают ведущее место в том, что касается исполнения

социальной системы функции по сохранению и воспроизводству образца,

так как они суть не что иное, как представление о желаемом типе социальной

системы, которая регулируется процессом принятия субъектами

действительности обязательств. Нормы , основная функция которых

интегрировать социальные системы, конкретно и специализировано

применительно к отдельным социальным функциям и типам социальных

ситуаций. Они не только включают элементы ценностных систем, но и

содержат конкретные способы ориентации на действительность в

функциональных и ситуационных условиях, специфичных для определенных

коллективов и ролей. Коллективы принадлежат к числу тех структурных

компонентов, для которых наиболее важна целедостиженческая функция.

Отбрасывая малочисленные случаи, крайне неустойчивых групповых

систем, таких, как толпа, Парсонс считает коллективом только такие,

которые отвечают двум критериям:

1) они должны иметь определенный статус членства,

так что в целом может быть произведено четкое различие членов и не

членов данного коллектива ;

2) внутри коллектива должна быть дифференциация его

членов по статусам и функциям, так что от некоторых членов

ожидается, что они будут делать что-то определенное, то – чего не

ожидают от других.

3

Роль – это такой статусный компонент , который в первую

очередь выполняет статусную функцию. С ее помощью определяется класс

индивида, который посредством взаимных ожиданий включается в тот или

иной коллектив. Поэтому роли охватывают основные зоны

взаимопроникновения социальных систем и личности индивида. Какая-то

отдельно взятая роль, однако, никогда не станет отличительной конкретного

индивида. Отец является особенным отцом только для своих детей, а с точки

зрения ролевой структуры своего общества он всего лишь один из категории

отцов. Одновременно он также участвует во множестве других видов

взаимодействий.

Социальная система состоит из комбинации выше

перечисленных структурных компонентов. Чтобы достичь стабильности

институцирнализации, коллективы и роль должны руководствоваться

конкретными ценностями и нормами, а сами ценности и нормы

институциализируются только постольку, поскольку они «воплощаются в

жизнь» конкретными коллективами и ролями.

3

Заключение Общественная жизнь понимается структурными

функционалистами как бесконечное множество и переплетение

взаимодействий людей. Для анализа этих действий недостаточно указать

систему, в которой они происходят. Необходимо еще найти устойчивые

элементы в этой системе, аспекты относительно стабильного в абсолютно

подвижном. Это и есть структура. Операции этой структуры суть ее

функции. Но поскольку функционирование структуры может носить

стабильный характер, само разделение на структуры и функции становится

относительным, то, что, с одной точки зрения, выступает как структура, с

другой – есть функция, и наоборот. Перечисление требований, выполнение

которых нужно для выживания системы, ведет к суммированию их в

понятиях функциональной (и структурной) необходимости, в более

обобщенной форме – функциональный императив.

Любая социальная система должна справляться с четырьмя

комплексами проблем:

 проблемой рациональной организации и распределения своих

ресурсов определенными способами, чтобы достичь целей системы;

 проблемой определения основных целей и поддержания процесса

их достижения;

 проблемой сохранения солидарности;

 проблемой поддержания мотиваций деятелей при исполнении

социальных ролей.

В отечественной и зарубежной критике называют

следующие главные пороки функционализма, свидетельствующие о

глубоком консерватизме этой системы взглядов: переоценку нормативного

элемента в общественной жизни и приуменьшение значения в ней

противоречий и конфликтов, подчеркивание общественного согласия,

3

гармонической природы социальных систем. Хотя с тех пор как впервые

были высказаны эти критические замечания, функционализм проделал

значительную эволюцию, общая консервативная его ориентация

сохранилась.

3

Список использованной литературы 1) Андреева Г.М. Современная буржуазная эмпирическая социология. М.,

1965.

2) Здравомыслов А.Г. Проблема интереса в социологической теории. Л.,

1964.

3) История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов.

Ответственный редактор – академик РАН Г.В.Осипов. – М.:

Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 576 с.

4) Парсонс Т. Система современных обществ. – М.: Аспект-Пресс, 1997. –

270 с.

5) Посконин В.В. Социально-политическая теория Т.Парсонса:

Методологический аспект./ Удм. Гос. Ун-т – Ижевск, 1994. – 154 с.

6) Энциклопедический словарь. Под общ. Ред. Академика РАН

Г.В.Осипова. – 1995.

комментарии (0)
не были сделаны комментарии
Напиши ваш первый комментарий
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
Docsity не оптимизирован для браузера, который вы используете. Войдите с помощью Google Chrome, Firefox, Internet Explorer 9+ или Safari! Скачать Google Chrome