Конституционные правовые акты россии 1905-1906 гг - конспект -  Право, Конспект из
onegin_90
onegin_906 June 2013

Конституционные правовые акты россии 1905-1906 гг - конспект - Право, Конспект из

PDF (170.7 KB)
32 страница
294количество посещений
Описание
Orenburg State University. Конспект лекций по праву. Введение (актуальность и необходимость рассмотрения данной темы). II. Основная часть: Формы конституций: а) писанные и неписаные конституции; б) неписаная Конституция...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 32
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
?????????? ??????????? ???????? ??? ??????

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО ЭКОНОМИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ

НАУЧНАЯ РАБОТА ПО

КОНСТИТУЦИОННОМУ ПРАВУ

ТЕМА:

"КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВОВЫЕ

АКТЫ РОССИИ 1905-1906 гг."

Выполнила: Козубенко М.А.

Юридический факультет,33группа.

МОСКВА 2002

3

План:

I. Введение (актуальность и необходимость рассмотрения

данной темы).

II. Основная часть:

1. Формы конституций:

а) писанные и неписаные конституции;

б) неписаная Конституция России 1905-1906 гг.; ее

юридическая сила.

2. Ограничение самодержавия - принцип становления

конституционной монархии в России.

3. Формирования института разделения властей и его

особенности.

4. Закрепление прав и свобод в данных нормативных

правовых актах.

III. Заключение (влияние истории конституционного

реформирования на развитие России на современном

этапе).

IV. Список используемой литературы.

3

I. ВВЕДЕНИЕ.

Конец двадцатого века ознаменовался для нашей

страны коренными изменениями государственного

устройства. Это связано с переходом от тоталитарного

режима к демократической форме правления. Новое

государственное устройство основывается на

общепризнанных демократических началах, которые

получили свое закрепление в различных международных

договорах и конституциях различных стран. В начале 90-х

годов встал вопрос о разработке и принятии новой

Конституции Российской Федерации.

Конституция необходима для всякого государства.

Особенно она необходима для государства, переживающего

революцию. Мало сбросить устаревшие формы политической

жизни. Необходимо установить новые формы. Мало

завоевать свободу. Необходимо ее обеспечить. И обеспечить

ее надлежит не только силой, ибо сила может иссякнуть или

столкнуться с большею и враждебной силой, а правом и

законом.

Еще А. С. Алексеев писал: “Переход от политического

быта, покоящегося на начале самодержавия, к

государственному строю, основывающемуся на принципе

общественного самоопределения, нигде не является

внезапным переворотом, а всюду представляет собою

длительный процесс, складывающийся из отдельных, не

3

всегда равноценных эпизодов”.

Конституционным государством является такое, где

власть не только организована, но еще и ограничена, и

притом не фактически только, а юридически или правомерно,

ограничена же она ни чем другим, как признанием за

населением публичных прав или политической свободы.

Осуществляя эти права, население превращается из

управляемых подданных в самоуправляющихся граждан.

Совокупность таких ограничений образует конституцию

данной страны, не ту, о которой говорил Лассаль и которая

представляет лишь фактический учет реальных сил страны, а

ту, о которой учат юристы и для которой право выше факта.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что

при разработке и принятии конституции необходимо изучить

историю развития не только мирового конституционализма,

но и историю развития конституционного права внутри страны

с ее национальными особенностями.

Тем более что с периода начала демократизации

нашего общества происходит периодизации Российской

истории в целом, истории развития конституционного права.

Еще существует множество разногласий и противоречий в

понимании различных этапов становления

конституционализма в нашей стране.

До сих пор нет единого мнения по поводу того, когда

была принята первая конституция в нашей стране. В одних

государствах решающим моментом в процессе становления

конституционализма является издание одной хартии, своими

постановлениями с самого основания перестраивающей

3

старый государственный порядок и регулирующей вновь все

важнейшие стороны политического уклада народа, в других

странах переход от абсолютизма к конституционализму

выражается в сложной цепи государственных актов,

общественных заявлений и правительственных мероприятий,

лишь постепенно, разрушающих старый строй и только

медленно, шаг за шагом, воздвигающих новый правовой

порядок, это так называемы неписаные конституции, которые

существовали и существуют в ряде государств мира. Первой

конституцией в современном понятии, несомненно, стала

Конституция РСФСР от 10 июля 1918 года. Но если взглянуть

на понятие конституции не как единого систематизированного

нормативного правового акта, наиболее распространенного в

современной конституционной практике, а как совокупности

ряда нормативных правовых актов, в которых находят свое

закрепление и урегулирование основные институты

конституционного права, регламентирование которых

присуще большинству писаных конституций

современности, то можно с уверенностью сказать, что

первой конституцией являются нормативные правовые

акты 1905-1906 годов (а именно - "Манифест об

усовершенствовании государственного порядка" от 17

октября 1905 года и "Свод основных государственных

законов" от 23 апреля 1906 года).

Разрешение данного вопроса позволит по-другому

взглянуть на историю развития конституционизма в нашей

стране, позволит более точно и углубленно обозначить и

изучить проблемы развития нашего государства: причины

3

кризиса монархии, которая существовала в стране не одно

столетие, и ее падения, причины неудачи развития института

парламентаризма того времени, причины поражения

демократической революции февраля 1917 года и прихода к

власти большевиков в революции октября того же года.

Кроме того, подробное изучение отечественной

практики по развитию конституционного права окажет

существенную роль на современное положение в Российской

Федерации. Это связано с тем, что, несмотря на принятие

Конституции Российской Федерации в 1993 году,

государственное и общественное устройство в нашей стране

находится на стадии развития и реформирования. Остается

множество пробелов и коллизий в текущем законодательстве

по вопросам, отнесенным к конституционному

регулированию. Кроме того, в настоящее время разразился

небывалый политический кризис, который может привести к

изменению конституционного строя и отмене конституции

1993 года, что в свою очередь чревато новыми социальными

потрясениями в обществе и может привести к новой более

страшной революции и гражданской войне. Именно

исторический опыт позволит найти наиболее компромиссные

и результативные способы устранения данных пробелов и

разрешения споров между различными политическими

силами внутри страны.

II. Основная часть.

3

1. Формы конституций. а) Писанные и неписаные конституции.

Обзор ныне действующих конституций приводит нас к

следующим выводам. Государства подразделяются на две

категории: одни имеют писаную конституцию, другие

писаной конституции не имеют. В первых конституции: 1)

либо исходят от народа, причем они исходят или

непосредственно от народа, или же от народного

представительства; 2) либо дарованы монархами; 3) либо

являются результатом соглашения между этими двумя

элементами государства. В большинстве государств для

изменения конституций установлены особые, более или

менее сложные формы. По конституциям, построенным на

идее учредительной власти народа, такими особыми

формами являются либо прямое всенародное голосование,

либо роспуск палат в видах вторичного опроса избирателей

с обсуждением пересмотра в ревизионных палатах или

конвентах. В других государствах для палат, вотирующих

изменение конституции, установлены многочисленные

экстраординарные формы, в числе их важную роль играет

требование усиленного большинства, выступающее в

разнообразных комбинациях. Усложненной формой

изменения конституции является также требование

многократного голосования пересмотра или голосование в

нескольких законодательных собраниях, следующих друг за

другом.

3

Многие государства, хотя и обладают писаными

конституциями, не знают особых форм для изменения

конституции. К ним относятся Италия, Испания.

Понятие конституционного закона совершенно чуждо

государствам с неписаной конституцией, как, например, в

Англии и Венгрии.

Содержание конституции сводится к установлению

основных принципов, которыми определяются: организация

и правомочия государственной власти, с одной стороны, и

права подданных - с другой.

Провести “точную границу между законодательствами

конституционным и обыкновенным не могла даже теория

естественного права, настойчиво стремившаяся к такому

разграничению. Еще менее это осуществимо на практике при

создании конституции”. Чтобы убедиться в этом, достаточно

беглого взгляда на многочисленные конституции,

выработанные в течение последнего столетия. Многие

конституции вовсе не исчерпывают собой всего

конституционного права. Далее, одни конституции дают

точные определения относительно избирательного права и

порядка парламентского производства, а другие относят эти

определения к области обыкновенного законодательства. В

одних конституциях подробно изложены постановления

относительно приобретения и потери подданства или о

государственно-правовом положении общин, а другие

совершенно умалчивают об этих вопросах; в обеих

конституциях мы находим подробные определения

относительно финансов, об организации государственных

3

учреждений, о сфере свободы и неприкосновенности

личности, другие же довольствуются по этим вопросам лишь

немногими общими положениями. Важные и существенные

постановления часто состоят в конституции наряду с

второстепенными статьями, между тем как, с другой

стороны, важные постановления о государственной

организации приходится искать иногда в обыкновенном

законодательстве. Крупные государства часто имеют краткие

конституции, а мелкие — очень пространные

конституционные хартии.

Эта невозможность отличать конституционное

законодательство от обыкновенного, иначе как лишь

внешними признаками, привела в новейшее время к

своеобразным последствиям на родине писаных конституций,

т.е. в Америке. Вследствие недоверия к законодательным

собраниям и к господствующему в них большинству большое

число дел изъято в Соединенных Штатах из обыкновенного

законодательства и отнесено к области конституционного

законодательства. В числе такого рода дел находятся и такие

вопросы, которые в Европе вообще регулируются не законом,

а административными распоряжениями. Вследствие этого

конституции некоторых штатов выросли до размеров

небольших кодексов. "Сужение области обыкновенного

законодательства привело даже к тому, что в большинстве

штатов отменены ежегодные сессии законодательных

собраний, так что они теперь собираются только раз в два

года. Так как конституционное законодательство связано с

очень сложными формами, в частности с всенародным

3

голосованием, то оно является надежным средством к

обеспечению устойчивости закона и к предотвращению

влияния случайного большинства. В этом процессе

расширения конституции играет известную роль и то

соображение, что суды могут признавать ничтожными лишь

обыкновенные, а не конституционные законы (поскольку эти

последние не противоречат союзной конституции). Этот

процесс ясно показывает, что практически нельзя установить

никаких границ для такого расширения".

б) Неписаная Конституция России 1905 - 1906 гг., ее

юридическая сила.

После всего, сказанного выше, можно сказать, что

нормативные правовые акты 1905 - 1906 годов по праву

можно назвать неписаной Конституцией России. Разумеется,

она не содержит всего перечня вопросов, которые в

современной отечественной науке относят к

конституционному урегулированию, но, тем не менее, она

содержит основополагающие нормы государственного и

общественного регулирования. "Законодательством 1905 и

1906 годов в России создано народное представительство, и

государственный строй ее преобразован"

Прежде всего, Манифест 17 октября 1905 года

обозначил основные права и свободы человека и

гражданина, которые были более подробно рассмотрены в

3

Своде основных государственных законов. Это был значимый

шаг к развитию принципов конституционизма в стране.

Кроме того, в Манифесте нашли свое отражение основы

государственного устройства, основы формирования и

деятельности Государственной Думы и Правительства,

которые также получили свое развитие в Своде.

Свод, в свою очередь охватил более широкий круг

вопросов. Кроме указанных вопросов, в данном нормативном

правовом акте нашли свое отражение такие важнейшие

вопросы, как вопрос о государственной власти,

законодательной инициативе и законодательном процессе в

целом, о положении данного Свода в законодательной

системе, которая существовала в тот период, и многое

другое.

Существенный правовой признак конституционных

законов заключается исключительно в том, что они обладают

повышенной формальной силой. В тех государствах, в

которых нет особых сложных форм для пересмотра и

изменения их конституций, последние на практике не имеют

юридического значения. Поэтому те государства, которые не

знают формальных различий между разного рода законами,

являются гораздо более последовательными, когда они

отвергают объединение законодательных определений под

названием конституции. И в таких государствах существует

ряд основных институтов, которые в силу исторических,

политических и социальных условий обладают гораздо

большей устойчивостью, чем другие учреждения. "Права

короны и ее отношение к палатам, состав последних,

3

полномочия министров и т.д. вовсе не подвержены большим

изменениям в этих государствах, чем в тех государствах,

которые управляются на основании конституционных хартий".

Принцип возвышения норм конституционного права

нашел свое отражение в Манифесте 17 октября 1905 года:

“Манифест 17 октября, изданный в установленном для закона

порядке, есть несомненно закон в формальном смысле

слова, но по существу он – не предписание власти, а

выражение воли общества. И в этой-то солидарности

манифеста с голосом страны и заключается его сила: она-то

и придала провозглашенным им началам ту незыблемость,

которой не может похвалиться целый ряд других законов и

между ними закон 6 августа. Если этот последний, несмотря

на то, что был вооружен всеми атрибутами формального

закона и у его колыбели стояли все столпы

самодержавно-бюрократического строя, тем не менее

остался без осуществления, то объясняется это именно тем,

что он был лишен той высшей санкции, которую сообщила

манифесту 17 октября его согласованность с народными

требованиями и его признание обществом и властью”

Этот принцип нашел свое частичное отражение и в

Своде основных государственных законов, где в главе первой

"О существе верховной Самодержавной власти" статье 8:

"…Единственно по его (Императора) почину Основные

государственные Законы могут подлежать пересмотру в

Государственном Совете и в Государственной Думе". Кроме

того, этот принцип достаточно полно рассмотрен в главе

девятой "О законах" (ст. 87) и главе десятой "О

3

Государственном Совете и Государственной Думе и образе

их действий" в статье 107: "Государственному Совету и

Государственной Думе … предоставляется возбуждать

предположения об отмене или изменении действующих и

издании новых законов, за исключением Основных

Государственных Законов…".

Отображение данного принципа можно найти в ряде

других статей данного Свода и в других нормативных

правовых актах того времени. Это доказывает особое

положение Манифеста и Свода, особый усложненный

порядок изменения положений данных актов, что говорит о

конституционной принадлежности этих нормативных

правовых документов.

2. Ограничение самодержавия - принцип

становления конституционной монархии в России. По способу происхождения конституции делятся на

пожалованные или октроированные, и устанавливаемые

волею народа. Конституция октроируется тогда, когда

монарх, обладающий всей полнотой власти, сам себя

ограничивает и уступает населению те или иные публичные

права. За вычетом этих уступок вся полнота власти

по-прежнему остается у монарха. Иной характер

3

"конституций, устанавливаемых волею народа (обыкновенно

на учредительном собрании). Здесь вся полнота власти

принадлежит народу. Ему принадлежит власть учреждающая.

От него же происходят и власти учреждаемые".

Конституция России 1905 - 1906 годов явила собой

пожалуемую конституцию, которую Николай II

самостоятельно, правда, под давлением первой революции

1905 года, "пожаловал" населению России. Данная

конституция, как говорилось ранее, заложила основные

принципы государственного устройства и общественной

жизни, которыми пренебрегать Император уже не смел.

Основные принципы конституционного строя являются

отрицанием некоторых коренных основ самодержавия. “При

конституции уже не вся власть исходит от монарха и не вся

осуществляется отдельными органами государства, только в

той мере и пока это угодно монарху. Парламент является

самостоятельным органом государственной власти, и

устранить его участие там, где оно по закону предписано,

монарх своей волей не вправе”. В статье 7 Свода основных

законов говорится: "Государь Император осуществляет

законодательную власть в единении с Государственным

Советом и Государственной Думою". Расширялось право

законодательной инициативы (раньше принадлежало только

императору), теперь это право принадлежало помимо царя

Государственной Думе, Государственному Совету и

министрам. Далее в статье 86 говорилось: "Никакой новый

закон не может последовать без одобрения Государственного

Совета и Государственной Думы и воспринять силу без

3

утверждения Государя Императора". Таким образом,

законодательная власть вручалась сразу трем органам, и

закон мог быть принят только при согласии всех трех органов.

В этой связи и Государственной Думе, и Государственному

Совету, как нижней и верхней палатам, принадлежали

прерогативы типичные для парламента любой другой страны:

законодательная инициатива, разработка и принятие законов,

обсуждать и утверждать бюджет (правда, с отдельными

ограничениями).

Кроме того, ст. 87 наделяла Совет Министров особыми

полномочиями в области законотворчества: "Во время

прекращения занятий Государственной Думы, если

чрезвычайные обстоятельства вызовут необходимость в

такой мере, которая требует обсуждения в порядке

законодательном, Совет Министров представляет о ней

Государю Императору непосредственно. Мера эта не может,

однако, вносить изменений ни в Основные Государственные

Законы, ни в учреждения Государственного Совета или

Государственной Думы, ни в постановления о выборах в

Совет или в Думу. Действие такой меры прекращается, если

подлежащим Министром или Главноуправляющим отдельной

частью не будет внесен в Государственную Думу в течение

первых двух месяцев после возобновления занятий Думы

соответствующий принятой мере законопроект или его не

примут Государственная Дума или Государственный Совет".

Несмотря на то, что как Государственный Совет,

Государственная Дума, так и Совет Министров получил лишь

часть тех полномочий, которыми они должны наделяться в

3

нашем понимании данной проблемы, все это явилось

свидетельством ограничения власти императора, хотя он и

имел огромные полномочия в области исполнительной и

частично судебной власти.

Другое дело, что “ограничение власти царя было

формальное и на практике роль Государственной Думы было

малозначительной: она рассматривала третьестепенные

вопросы”, законопроекты, как правило, представлялись

министрами, а не депутатами, запросы депутатов

игнорировались правительством и т.п.

3. Формирование института разделения властей и

его особенности. В русской литературе большинство ученых

высказывается за теорию разделения властей, но с

некоторыми ограничениями. Так, уже Градовский в своем

сочинении "Государственное право важнейших Европейских

держав" утверждает, что "отвергая принцип разделения

властей в том виде, как он предложен Монтескье,

конституции как европейские, так и американские

продолжают заносить его в число своих основных законов".

Совершенно того же взгляда придерживается и М. М.

Ковалевский, который в своих сочинениях, имеющих по

преимуществу исторический характер, не анализирует самую

3

теорию разделения властей, а констатирует ее влияние на

государственный строй современных конституционных

государств. Гораздо более отступает от теории разделения

властей Коркунов; он выдвигает принцип "совместности

властвования". По его мнению, "взаимное сдерживание

отдельных органов власти получается не только при

осуществлении различных функций власти различными

органами, но точно так же и при совместном осуществлении

одной и той же функции несколькими органами".

Проанализировав затем различные формы совместного

осуществления власти, Коркунов приходит к заключению, что

"при возведении начала разделения властей к более общему

началу совместности властвования, явления действительной

политической жизни, несогласимые с разделением частей,

противоречащие ему, оказываются вполне объяснимыми

обобщенным началом совместности властвования". Однако

эта теория кажется верной только до тех пор, пока мы

принимаем ее необходимые предпосылки, которые

заключаются в отстаиваемых Коркуновым взглядах на

государственную власть и на само государство, только

признав, что государство есть не более, как правовое

отношение властвования, и что государственная власть

принадлежит органам государственной власти, а не самому

государству, мы сможем признавать и теорию совместности

властвования. Но если мы будем придерживаться

единственно правильной точки зрения, что государственная

власть принадлежит самому государству, то все аргументы,

приводимые Коркуновым против разделения властей и в

3

пользу совместности властвования, окажутся аргументами в

пользу единства государственной власти.

Другие русские теоретики государственного права также

высказываются за теорию разделения властей. Особенно

решительным сторонником ее является Н. И. Лазаревский в

своих "Лекциях по русскому государственному праву", том 1-й

"Конституционное право". Он считает разделение властей

"основным понятием конституционного права и, как таковое,

ставит его в основание своей системы конституционного

права. Однако в изложении принципов разделения властей

Лазаревский значительно отступает от Монтескье, так как

признает, что "учение Монтескье о том, что должно

существовать равноправие трех обособленных, вполне

раздельных властей неправильно". Вместо равноправия

властей он отстаивает положение, что "законодательная

власть должна стоять над другими властями в государстве".

Верховенство законодательной власти Лазаревский

основывает на верховенстве закона. По его словам

"принципиальное признание верховенства закона в

настоящее время ни с чьей стороны возражений не

вызывает". Но отвергнуть равенство властей и признать

верховенство законодательной власти - это значит лишить

разделение властей всех его существенных признаков. Также

точно Лазаревский не признает распределения властей

между отдельными органами государственной власти. Он

утверждает, что "положение монарха может быть определено

не как положение главы какой-либо одной из трех властей, но

как положение главы государства". При таком понимании

3

принцип разделения властей оказывается лишенным своего

настоящего содержания. Очевидно это уже не разделение

властей, а нечто другое.

Но среди русских теоретиков государственного права

есть безусловные противники теории разделения властей.

Особенно определенно в этом смысле высказывается проф.

А. С. Алексеев. По его мнению "теория Монтескье не только

не находит своего осуществления в Англии, но и вообще

неосуществима, ибо основана на неверных предположениях.

Те три власти, которые различает Монтескье, вовсе не

самостоятельные государственные власти, а не что иное, как

различные функции одной и той же государственной власти,

единой по существу".

Противником теории разделения властей также можно

назвать Б. А. Кистяковского, который писал: "Практика

государственных учреждений в современных

конституционных государствах, и теоретическая мысль

представителей науки государственного права одинаково

привод