Социально-экономическая и этническая ситуация на Северном Кавказе в20-30-е годы - конспект - Политология, Конспект из Политология. Burjat State University
xomcenko_lewa
xomcenko_lewa18 June 2013

Социально-экономическая и этническая ситуация на Северном Кавказе в20-30-е годы - конспект - Политология, Конспект из Политология. Burjat State University

PDF (164.8 KB)
11 страница
425количество посещений
Описание
Burjat State University. Конспект по предмету политология. "Социально-экономическая и этническая ситуация на Северном Кавказе в20-30-е годы". Принудительное переселение групп населения в 30-е годы. Вынужденные переселен...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 11
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
предварительный показ закончен
консультироваться и скачать документ
????????? ??????????? ??????????????? ??????????

Новосибирск 2001

Сибирский Университет Потребительской кооперации

Выполнила студентка 1-го курса факультета коммерции и сервиса группы М-12 Мосензова Ю.Г. Проверила: Гербер О.А.

11

План:

Х р о н о л о г и ч е с к и е рамки.

"Социально-экономическая и этническая ситуация на Северном Кавказе в20-30-е годы".

Принудительное переселение групп населения в 30-е годы.

Вынужденные переселения народов Северного Кавказа в 40-е годы.

Депортированные народы в структуре производительных сил: правовой аспект, трудовая и общественные сферы.

Реабилитация депортированных народов Северного Кавказа..

Заключение.

Список используемой литературы.

11

Хронологические рамки определены 1918-1950-ми годами, началом депортаций групп населения (1918 год) и окончанием – первая половина 50-х годов, а также частично 60-ми, и 90-ми годами, связанными с проведением мер по реабилитации народов, что позволяет относительно Северного Кавказа разрешать проблему в комплексе.

Социально-экономическая и этническая ситуация на Северном Кавказе в 20-30-е годы. Значительную часть населения края 3.841063 чел. (на 1937 г.) составляли русские, затем следовали чеченцы, кабардинцы, карачаевцы, ингуши, балкарцы, осетины и др. Густонаселенными оставались и в 30-е годы Краснодарский, Орджоникидзевский края, автономные области и Ростовская область. Различными были и условия проживания народов, которые включали как горные, так и степные районы, что, несомненно, отражалось на формировании традиций хозяйствования народов, их национальном сознании, менталитете.

Экономическое положение определяло различные параметры жизнеобустройства народов и групп населения: их расселение, трудовую занятость, материальное благосостояние и т.д.

По мере улучшения экономического положения в крае уже в конце 20-х и в 30-е годы происходил рост численности населения в Чеченской и Ингушской автономных областях, с середины 30-х годов – в Кабардино-Балкарской Автономной области. Это напрямую было связано с развитием промышленной сферы, аграрного сектора, улучшением здравоохранения, социального обеспечения.

Улучшению ситуации способствовали и проводимые реформы по совершенствованию управления обществом, а также хозяйствования.

Даже краткий обзор экономического положения регионов юга России позволяет сделать вывод, что на этой обширной территории уживались рядом уклады социалистический и мелкотоварное производство с остатками патриархального труда. Развитие экономики на новых порах протекало в острой обстановке классовой борьбы. В горных районах постоянно крестьянство испытывало нехватку земли. Не поправляло бедственное положение и животноводство, включая и отгонное.

Усиление административно-командной системы привело к тому, что еще более обострились взаимоотношения по вектору "народы и власть", отношения непосредственно между проживавшими по соседству народами. Углубились противоречия с зажиточными крестьянством, с кулаками, что привело к принятию репрессивных мер в отношении многих групп населения, принадлежавшего к различным национальностям ( черкесы, балкарцы, чеченцы, кабардинцы и др.)

Под влиянием этих процессов, а также усиливавшейся централизации власти заметно изменялось и сознание крестьянских масс всех регионов Северного Кавказа, отношение их к центру, к идеологическим установкам партии. Постепенно формировались альтернативные силы, объединившиеся в бандповстанческое движение, направленное против проводимых преобразований. По мер развития событий кануна Великой Отечественной войны эти противоречия еще более усугубились.

С целью удержания власти и усиления своего влияния в обществе руководство страны все больше прибегало к использованию репрессивных воздействий против "неблагонадежных".

Вывод однозначен, несмотря на трудности экономического, социального характера, продолжалось в 20-30-е годы обустройство народов, освоение ими огромнейшей территории, формирование взаимоотношений между народами. Имели место переселенческие потоки, которые составляли то одни, то другие контингенты населения, соприкосновение различных конфессий.

Разумеется, что народы Северного Кавказа, интегрировавшись в новый общественный строй, объявленный революцией 1917 года, как и представители других народов России, стремились к решению, в первую очередь, собственных интересов, выражению собственных чаяний, защите национального бытия. Однако решение этих задач в условиях жесткой административной командной системы управления обществом становилось все труднее, наблюдалось стирание национальных общностей, пренебрегалась специфика районов, не учитывались традиции народов и т.д.

11

Принудительное переселение групп населения в 30-е годы. Развитие революции и событий периода Гражданской войны способствовали необходимости принятия чрезвычайно жестоких мер по отношению некоторых групп населения. Что касается Северного Кавказа, то в этом регионе в числе подвергшихся репрессий уже в 1918 году оказались казаки (русские, украинцы и др.).

На почве остроты земельных отношений обострялись отношения между казачеством, партийными и советскими органами власти.

Казачество трудно интегрировалось в новый общественный строй, неоднозначно воспринимало преобразования советской власти. Решение спорных вопросов носило конфликтный характер. Ожесточенное сопротивление казаков нововведениям советов закончилось принятием строгих репрессивных мер со стороны большевиков и советов.

Были в принудительном порядке высланы десятки тысяч казаков. Ущерб, нанесенный казачеству только Терской области, уже в 1918 году составил более 200 млн. рублей. Разумеется, что обещания по возмещению убытков, даваемые казачеству, не были выполнены. Аналогично складывалась обстановка и в других казачествах юга России.

Ситуацию продолжительное время стабилизировать не удавалось. Осложняла ее и объявленная установка ЦК РКП (б) – не допускать никаких компромиссов, никакой половинчатости. Мерой урегулирования отношений оставались репрессии. Весной 1920 года вновь подлежали принудительному переселению около 9000 семей казаков-сунженцев. Однако и на этом репрессии в отношении казаков не прекращались. В конце октября 1921 года новому переселению подлежали дополнительно 15 000 казаков.

Заметно агрессивным были в этом плане РВС Кавказского фронта. Однако цели были достигнуты. И.Сталин замечал: "Недавнее восстание казаков (осень 1920 года) дало подходящий повод и облегчило выселение, земля поступила в распоряжение чеченцев". На "свободные" казачьи земли переселялись горцы.

Фактически до середины 20-х годов продолжалось выселение то одной, то другой групп казаков. Земли их приходили в упадок и запустение. После апрельского (1925г.) Пленума ЦК РКП (б) отношение к казачеству, в том числе и юга страны, изменилось, а это означало на что иное, как изменение отношения к русскому населению и особенно в автономных областях и республиках.

Анализ положения "русского населения в местностях, где оно являлось меньшинством", привел к весьма неутешительным итогам. Вывод сводился к следующему: "…Во многих национальных образованиях Союза ССР интересы русского населения терпят ущерб в пользу коренного населения, чем вызвало недовольство этого населения и угрозу культурному уровню этих районов". Однако положение продолжительное время мало чем изменялось, правда, были образованны русские казачьи округа в Кабардино-Балкарской, Осетинской и других автономных областях. Затягивалось землеустройство, применялось в качестве репрессивной меры и налоговое обложение. Через систему налогов оказывалось всяческое давление на массы, проводились реквизиции. В 1928 году административные казачьи округа были ликвидированы.

Укрепление социалистического переустройства сельского хозяйства в конце 20-х – в начале 30-х годов, сопровождавшееся проведением коллективизации, также отрицательно отразилось на жизни казачества. Репрессивные меры сводились к тому, что более тыс. казаков-кулаков и представителей других национальностей были депортированы на Урал, в Западную Сибирь, Узбекистан и Казахстан.

Из контингентов казаков юга России создавались целые страницы. По данным Т.И.Славко, уже в начале 30-х годов из переселенцев в 69 районах и 3 округах Коми-Пермяцком, Остяцком, Вогульском и Ямальском были образованы 650 казачьих страниц.

Казаки – выселенцы передавались хозяйственным организациям, использовались на рудниках, кирпичном производстве, лесоповале, в дорожном строительстве, мелиорации. Адаптация их в новых регионах протекла в сложных условиях.

11

В первой половине 30-х годов разрабатывались комплексы нормативных актов, регламентировавших пребывание казаков в ссылке, однако все они были нацелены на вечное закрепление казаков в новых местах расселения. Не содействовала правовому положению спецпоселенцев и принятая 5 декабря 1936 года Конституция СССР. Это вызывало массовое бегство из "кулацкой ссылки". С 1932 по 1940 г. из ссылки бежали 629 042 чел., из них было возвращено из бегов 235 120 человек. Режим проживания казаков ожесточался. Возвращение политических прав поселенцам усложнялось.

Вынужденные переселения народов Северного Кавказа в 40-е годы. В главе на опубликованном материале и новых выявленных документах, хранившихся ранее под грифом "секретно", всесторонне раскрыт процесс депортации карачаевского, чеченского, ингушского и балкарского народов, а также представителей многих национальностей, рассматривающих в документах ведомств, занимавшихся депортациями, под рубрикой "прочих".

Контингент вынужденно покидавших свои регионы проживания составил на Северном Кавказе более 680 тыс. чел., из них 69 964 карачаевца, 478 479 граждан чеченской и ингушской национальности, более 39 тыс. калмыков, остальные -представители других национальностей (русские, немцы, кабардинцы, аварцы, адыгейцы, черкесы, осетины, грузины и др.).

Причины переселений народов и групп населения: 1. открытое выступление против идейных установок партийных органов и

советов; 2. выступление против колхозного движения; 3. превентивные основания; 4. участие в бандповстанческом движении и поддержка внедрявшегося нового

немецкого режима; 5. выступление противодействующих сил Красной Армии; 6. помощь немецким захватчикам.

Безусловно, что в этом ряду непосредственных выступлений масс, выражавших недовольство существующими экономическими трудностями, вызывающимися обстановкой военного времени, отсутствия обеспечения предметами первой необходимости, наличие недовольства принудительным вовлечением в колхозы, стремление восполнить накопившиеся свои обиды и т.д.

События, послужившие поводом к вынужденным переселениям названных контингентов, естественно, были различными и по0разному, они трактовались в документах НКВД СССР, в структуре которого в марте 1944 г. был создан специальный Отдел спецпереселений. Ему и вменялось руководство всеми процессами по депортации народов, расселению их на новых местах, организации трудовой занятости, определению границ и режима проживания.

Территория расселения контингентов была обширной, включая Казахстан (более 400 тыс. чел.), все республики Средней Азии, а также многие области, края Российской Федерации, расположенные на Урале, в Западной Сибири.

Депортация названных контингентов включала и переселение их соплеменников, находившихся в рядах Красной Армии, в 1943-1944 гг. все они были демобилизованы и отправлены к местам, определенным для проживания.

В ходе последующего этапа депортации переселялись представители депортировавшихся контингентов, пребывавшие в тюрьмах и трудовых лагерях, располагавшихся на европейской территории СССР.

До конца 1945 г. проводились меры по депортации представителей выселенных контингентов, проживавших в соседних краях, областях Северного Кавказа, а также те из спецпереселенцев, которые по тем или иным причинам оказались в местах прежнего проживания.

Одним словом, к концу 1945 г. была проведена "зачистка Кавказа" от депортируемых. Все они, как и те, кто эшелонами отбывал на Восток в 1941-1944 годах, получили статус спецпереселенца.

11

Надо полагать, что операции по переселению выполнялись на юридической основе. К каждой из них были подготовлены и приняты необходимые постановления, указы вышестоящих органов государственной власти. Общее руководство возлагалось на ГКО, НКВД СССР, Отдел по борьбе с бандитизмом, Управление НКВД по краям, областям НКВД, автономных республик, Отделы по спецпереселениям.

Решение проблемы депортации согласно установкам партийных и советских органов власти предусматривало и ликвидацию национально-государственных образований титульных народов, т.е. тех, чьи названия были даны республикам. Указами Верховного Совета СССР эти гособразования были ликвидированы, а территории распределялись между соседними республиками и областями, что в целом, хотя и не позволяло исключать огромные территории из экономического потенциала страны, тем не менее, организационные меры по их заселению новыми контингентами переселенцев и освоению потребовали длительного периода и огромных затрат. Нарушалось конституционное право не только лица, народа, но и ликвидировалась государственность.

На примерах деятельности Центра, местных крайкомов, обкомов, исполкомов раскрыта деятельность их в распределении освобожденных от спецпереселенцев территорий, по их заселению и освоению. Разумеется, что в данном случае отчетливо проявляется интерес каждой из республик, края, области.

Естественно, проводимыми мерами наносился огромный ущерб моральной стороне общества, утрачивалась возможность и способность регионов в их самостоятельном экономическом и культурном развитии, формировалось чувство ущербности и униженности тех, кто подвергался спецпереселению.

Депортированные народы в структуре производительных сил: правовой аспект, трудовая и общественная сферы. В рассмотрение этого вопроса важно знание состояния разработки и уровня обоснованности законодательных актов, регламентировавших нормы поведения контингентов депортировавших, обязанностей органов и лиц, призывавшихся к осуществлению этих акций. В этой связи особую значимость обретает анализ принимаемых в государстве таких нормативных актов, как "Положение о спецпереселенцах", "Положение о спецкомендатуре", на основе которых и выстраивался порядок этих отношений. Рассмотрение названных актов свидетельствует о большом уклоне в сторону расширения правовой стороны государства в отношении "поруганных и наказанных" народов и лиц, принадлежавших к различным национальностям.

Проведение операций по отселению многочисленных контингентов населения само по себе было частью решения проблемы. Задачей, требующей разрешения, являлось и определение правового поля, которое включало бы правила поведения спецпереселенцев, участие их в производственной и общественной жизни, право получения оплаты за свой труд, право на образование, социальное обеспечение и т.д.

Важной стороной в этом отношение было и юридическое оформление таких сторон жизни, как ликвидация государственности народов. В Конституции РСФСР особо оговаривалось об изменении границ между республиками, что подобная акция могла осуществляться исключительно с согласия тех сторон, которые стремятся провести это действо, затем такое согласие утверждалось решением Президиума Верховного Совета РСФСР по представлению союзных республик.

Как известно, такое право административным нажимом было нарушено. Народы, группы населения переселялись, превращаясь автоматически в этнические меньшинства в новых регионах проживания с вытекающими отсюда последствиями, а республики, автономные области ликвидировались. Их территории решением центральных руководящих органов власти или передавались соседним республикам, краям, или превращались в новые административные единицы (Ставропольский округ, Грозненская область). Заменялись названия городов, поселков, аулов.

Во многом ситуация складывалась таким образом, что юридический документ, служивший как бы основой для осуществления того или иного действа, связанного с вынужденным переселением, появлялся гораздо позднее, чем проведение самой операции

11

по переселению, и приобретал как бы "оправдательный" характер по отношению к такой мере.

Подход к определению положения гражданина в обществе был предельно прост к периоду 20-30-х годов. "Лишить усадебной земли поставить перед правительством вопрос об их выселении за пределы края", - отмечалось, например, в указаниях в отношении единоличников Северо-Кавказского Края. Следует заметить, что подобная форма имела широкое применение.

Большими правами по соблюдению законности спецпереселенцами наделялась Прокуратура СССР, ее ведомства, разумеется, что мало обращалось внимания на пресечение любых агрессивных мер по отношению к спецпереселенцам в период депортации и в то же время жестокими мерами наказания были по пресечению побегов спецпереселенцев.

Правовому регламентированию были подчинены все меры, связанные со снятием ограничений по спецпереселению, начиная с 30-х годов (контингент кулаков), и в 40-50-е годы (спецпереселенцы из народов и граждан, принадлежавших к различным национальностям).

С рассмотренной стороной проблемы тесно смыкаются и вопросы о трудовом фронте, а также роли и месте контингентов спецпереселенцев в общественной жизни регионов нового расселения. Не было такой сферы производства, в которой не использовался бы труд переселенцев.

В колхозах Казахстана, Узбекистана, Киргизии трудились представители всех депортированных народов Северного Кавказа. 1 227 карачаевцев работали в совхозе "Пахта-Арал". В Казахстане, по данным докладной записки Л. Берия (июль 1944 г.), из 70 296 семей, расселенных в колхозах, были членами сельхозартели 56 800 семей (81 процент).

Значительное число чеченцев и ингушей трудились в колхозах и совхозах, на нефтедобыче. Как сообщалось из Павлодарской области, 8583 семей (35 755 чел.) из Северного Кавказа работало: чеченцев и ингушей – 7 381 семей (29 835 чел.), балкарцев – 489 семей (22 310 чел.), в совхозах – 882 семьи (3 421 чел.), на промышленных производствах – 1652 семьи (5 860 чел.). В ведении Министерства сельского хозяйства и совхозов Казахской ССР числилось 11 373 балкарца. А всего в Казахстане и Киргизии в 1946 г. из 131 480 семей 111 980 работали в колхозах.

Динамика занятости спецпереселенцев выглядела следующим образом: в Наркомземе трудились – чеченцев и ингушей – 92 371 чел., карачаевцев – 14 649, балкарцев – 6 907 чел., в Наркомугле – 110 262 чел.: чеченцев и ингушей – 5 288, балкарцев – 598 чел., Наркомсовхоз – 70 362 чел.; чеченцев и ингушей – 10 717 чел., карачаевцев – 4 398, балкарцев – 1 031 чел., в Наркомлесе – 54 436 чел., из них: чеченцев и ингушей – 2 893, карачаевцев – 14; балкарцев – 215 и т.д. В целом в 65 отраслевых учреждений было занято на работе 1 015 850 спецпереселенцев, из них чеченцев и ингушей – 151 349, карачаевцев – 23 092, балкарцев – 11 783 чел.

Квалифицированные рабочие из спецпереселенцев были заняты в золотодобывающей, горной промышленности, на нефтепредприятиях.

Хотя взаимоотношения спецпереселенцев и работодателей и регламентировалось правом, однако, в условиях спецучереждения, такое право носило относительный характер. И, тем не менее, занятие трудом давало возможность спецпереселенцам поправить свое материальное положение.

Спецпереселенцы не были в стороне и от общественной жизни. К 1949 г. среди спецпереселенцев имелось 11 669 комсомольцев. Из 1 896 прибывших из Северного Кавказа комсомольцами были 873 чеченца, 420 карачаевцев, 369 балкарцев, 90 греков, 552 – из семей бывших кулаков. Незначительным был отряд интеллигенции. С высшим и средне специальным образованием насчитывалось 803 чел., из них занятых на работе – 669 человек.

Спецпереселенцы и особенно интеллигенция, коммунисты, комсомольцы принимали участие в выборных кампаниях, проявляли повышенный интерес к получению

11

образования, поддерживали тесные связи с теми народами, в окружении которых они проживали в местах поселения.

Реабилитация депортированных народов Северного Кавказа. Процессы депортации реабилитации ограничены, протекают параллельно и зависят от ситуации, складывавшейся в стране с тем или иным контингентом населения, подпавшим под статус "неблагонадежного".

Что касается реабилитации русских, украинцев (казаков), то первые меры в этом предпринимались уже в середине 20-х годов, когда была предусмотрена политика по отношению к казачеству, объявлялся отказ от оценок, даваемых казачеству как исключительно враждебной советской власти силе. Последующий этап реабилитации казаков наступил в 30-е годы и связан был с привлечением их к защите Отечества, возрождением боевых казачьих соединений, что нашло отражение в принятом ЦИК СССР 20 апреля 1936 г. постановлении "О снятии с казачества ограничений по службе РККА. В последующем наблюдалась дальнейшая интеграция казачества в советское общество.

Новый подход к проблеме обнаружился только лишь в конце 80-х годов. Все положения, связанные с проведением мер по реабилитации, отражены в принятых Законах РСФСР " О реабилитации репрессированных народов", "О реабилитации жертв политических репрессий". По имеющимся данным, уже в начале 90-х годов были реабилитированы более 80 тыс. человек. В отношении казачества основой реабилитации был Указ Президента России "О мерах по реализации Закона "О реабилитации репрессивных народов" в отношении казачества" принятых 15 июля 1992 года. В его положениях, в последующих нормативных актах и определялись меры по экономической и культурной реабилитации вырождающегося казачества. Безусловно, что реабилитации, прежде всего способствовало и складывавшая обстановка, определенное место отводилось и смерти Сталина, а также последующим процессам. Следует отметить, что уже во второй половине осуществлялось смягчение положения репрессированных лиц, находившихся на спецпоселении, уже в октябре 1953 г. освобождались из спецпоселенцев военнослужащие, правда, без права возвращения на Северный Кавказ.

Разумеется, что все вопросы рассматривались Президиумом ЦК КПСС. В начале июля 1954 г. состоялось одно из первых заседаний Президиума ЦК КПСС с повесткой дня "О снятии некоторых ограничений в "правовом" положении спецпоселенцев".

Затем в 1955 г. Президиумом ЦК КПСС было принято постановление "О снятии ограничений по спецпоселениям с членов КПСС, кандидатов КПСС, у членов их семей", а в ноябре последовало и постановление Совета Министров СССР "О снятии со спецпоселения участников Великой Отечественной войны, лиц, награжденных орденами и медалями Советского Союза, и преподавателей учебных заведений. Это уже были заметные шаги в реализации мер, связанных с реабилитацией лиц, подвергшихся репрессиям по различным причинам.

В декабре 1995 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ "О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении". Но им разрешалось возвращение в старые места проживания. Поэтому контингент немцев, депортированных с территории Северного Кавказа в 1941-1942 гг., оставался в местах поселений. Они переходили, по замечанию В.Н. Земскова, в статус "помилованных".

17 марта 1956 г. последовал Указ Президиума Верховного Совета "О снятии ограничений в правовом положении с калмыков и членов их семей, находящихся на спецпоселении". Он распространялся и на калмыков, проживавших в Ставропольском крае и Ростовской области, однако и они не получали пока права на возвращение к старым местам обитания.

28 апреля 1956 г. был принят Указ Верховного Совета СССР "О снятии ограничений по спецпоселениям с крымских татар, балкарцев, турок - граждан СССР, курдов, хемшинов, членов их семей, высланных в период Великой Отечественной войны". Они все снимались с учета спецпоселений и освобождались из-под административного надзора органов МВД СССР.

11

1956 г. появился Указ "О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны". Важным документом был приказ МВД СССР "О разрешении проживания и прописки калмыкам, балкарцам, карачаевцам, чеченцам, ингушам и членам их семей в местах, откуда они были выселены".

Семьям чеченцев и ингушей была оказана помощь со стороны колхозов и совхозов в строительстве жилых домов и надворных построек. Также проводились меры по жизнеобустойству балкарцев, выделялись необходимые денежные средства.

К февралю 1958 г. в республику уже прибыли 20 174 чеченских и ингушских семей. Они активно включались в производство и общественную сферу.

Восстанавливались национальные и государственные образования. Была восстановлена Кабардино-Балкарская АССР, Чечено-Ингушская АССР. В место бывшей Карачаевской Автономной области была образована Карачаево-Черкесская Автономная область.

В конце 80-х годов начался новый этап реабилитации репрессивных граждан, связанный с дальнейшим расширением демократизации общества. Продолжение этих мер, начало которым было положено еще во второй половине 40-х годов, вызвалось необходимостью исправления ошибок прошлого в государственной политике.

Основополагающим документом явилась Декларация "О признании незаконным и преступным репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению прав" (1989 г.), а также появившийся в 1991 г. (26 апреля) Закон РСФСР ''О реабилитации репрессивных народов", вобравший в себя положения, раскрывающие сущность реабилитации. Продолжалась подготовка нормативной базы реабилитации, включая и реабилитацию народов Северного Кавказа: казаки, балкарцы, карачаевцы, калмыки, немцы, ингуши, частично чеченцы (проживающие в Дагестане).

Непосредственно в процессе по реабилитации лиц, подвергшихся репрессиям, наступает новый своеобразный этап. Если для первого этапа характерны любые в основном политические акции, то в 1995-1997 годах нашлась компенсация материального ущерба, нанесенного спецпереселенцами.

Учитывая трудности экономического развития Российского государства, сложно занять однозначную позицию в оценке этих мер. Дело в том, что меры компенсации ущерба вызывают определенное недовольство со стороны населения, проживающего совместно с подвергшимися репрессиями. Выработать форму действий, согласно которой были "удовлетворены" все депортированные, также сложно. Судя по всему, что главным должно быть решение проблемы на правовой основе, на цивилизованном уровне с наименьшими потерями для общества, без нанесения ущерба традициям, существующим связям между народами.

Проведение реабилитационных мер, в том числе и на Северном Кавказе, еще раз подтвердило насколько сложна территориальная реабилитация, вызывавшая определенную конфронтацию в обществе, обострение в отношениях между отдельными субъектами, в частности, Ингушской Республикой и Республикой Северная Осетия - Алания, да и явившаяся фактически основой для возникновения острого конфликта.

В связи с этим рассмотрены и меры Президента, Правительства России по урегулированию территориальных взаимоотношений, роль призывов к народам действовать на основе консенсуса с обязательным соблюдением главного Закона Государства – Конституции Российской Федерации.

Заключение. Развитие событий на Северном Кавказе в конце 80-90-х гг. ХХ в. вызывает необходимость обращения к такой важной стороне проблемы, как причины конфликтности и противоречий в отношениях между народами. Причины эти различны, однако, развитие процессов весьма одинаковое: поиск врага, этнические чистки, массовый исход населения с территории своего проживания. Эти процессы вызвали подвижки населения Северного Кавказа. В связи с событиями в Чечне убыло: чеченское население из республики в соседние субъекты или в центральные области Российской Федерации.

11

Одновременно следует заметить, что причины были заложены начиная с 1918 года, когда через "игры" с народами, их переселение, всевозможные политические манипуляции, изъятие и передачу земель за "преданное" отношение к Советам формировалась государственная политика в сфере национальных отношений на Северном Кавказе.

Обращение к ранее запретной проблеме позволило осветить объемно процессы, связанные с вынужденным переселением народов и групп населения, принадлежавших к различным национальностям.

Относительно регионов Северного Кавказа депортация, по заключению документов центральных ведомств, являлась "приемлемой" формой для стабилизации межнациональных отношений, ослабления обострявшейся криминогенной обстановки.

Социально-экономический аспект как в зеркале отразил определенный комплекс накопившихся причин обострения ситуации, начиная с 1918 года и до начала Великой Отечественной войны , явившегося поводом открытого выступления масс и осуществлявшихся принудительных переселений.

Первыми, кто оказался среди вынужденных переселенцев, были русские (казаки), проживавшие на Северном Кавказе. Причины их депортации базировались, в основном, на несогласиях казачества принять устанавливаемый общественный строй. Альтернативной силе власти советов был нанесен сокрушительный удар. Сотни тысяч казаков вынужденно переселялись начиная с 1918 года, однако, пик их выселения приходился на период коллективизации. Казаки претерпели утерю имущества, разрыв семей и т.д. Им пришлось преодолевать и трудности адаптации в новых местах обитания, интегрируясь в местных условиях, экономику, культуру.

В интересах упрочнения существовавшего режима власти укрепление административно-командной системы затронуло во многом и население национальных регионов Северного Кавказа. По причинам несогласия с политикой партии, государства, советов они также были подвергнуты принудительным переселениям или как попавшие под статус "неблагонадежных", так и кулаков.

Обострение на кануне войны 1941-1945 гг., а также стремление режима упрочить свою власть, способствовало принятию пагубных мер по отношению к таким национальностям, как немцы, карачаевцы, балкарцы, чеченцы, ингуши, калмыки, греки и другие.

Более 680 тыс. граждан Северо-Кавказского региона, принадлежавших к различным национальностям, в принудительном порядке выселялись в Казахстан и республики Средней Азии, а также отдельные области и края Российской Федерации.

Последствия депортации были тяжелыми для принудительно переселявшихся. Наносился ущерб генофонду народов, подрывался авторитет самого государства и власти. Ощутимым был ущерб для экономического сектора регионов проживания, подвергшихся депортации. Большие трудности испытывали аграрная сфера, временно выключался из экономического потенциала страны огромный земельный массив.

Потерпела ущерб культура народов. На долгое время приостанавливалось вынужденному переселению, пришли в упадок налаженная в районах проживания депортированных система здравоохранения, образования. Утрачивались трудовые навыки и сложившиеся обычаи и традиции народов.

В связи с предпринимаемыми акциями по принудительному переселению создавалась в экстремальных условиях нормативная база, разумеется, противоречащая основным положениям Конституции СССР. Было проявлено полное пренебрежение правами личности, народа.

Спецпереселенцам пришлось испытать лишения, связанные с трудностями адаптации, интеграции в экономику новых районов проживания в условиях военного времени.

Приведенные материалы свидетельствуют, что депортации вызывают и ликвидацию государственности народов. Были ликвидированы такие гособразования, как Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская АССР, Карачаевская Автономная область, Калмыцкая АССР.

11

Изменение политической ситуации в государстве в 50-е годы позволило приступить к осуществлению мер по реабилитации народов и групп населения, подвергшихся депортации. В 50-е годы эти меры носили половинчатый характер и только демократические преобразования, начавшиеся во второй половине 80-х годов в СССР позволили вновь возвратиться к решению проблемы реабилитации репрессированных народов. Правда, отдельные меры, связанные с реабилитацией, вызвали и конфронтационное состояние в обществе.

Однако, несмотря на это, курс, взятый на реабилитацию, был поддержан в принятой в Российском государстве "Концепции государственной национальной политики", в других законодательных актах Российской Федерации. Очевидно, что решение этой проблемы должно осуществляться цивилизованным порядком на правовой основе.

Список использованной литературы:  Северный Кавказ: реабилитация репрессивных народов (20-е-30-е годы ХХ века).

– Нальчик, 1998г.  Северный Кавказ: актуальные проблемы русского этноса (20-е-30-е годы ХХ

века). – Ростов – на - Дону, 1997 г.  Северный Кавказ: границы, конфликты, беженцы. – Ростов – на – Дону, 1997 г.

Документы, факты, комментарии.  Современная этнологическая ситуация на Северном Кавказе. – Славянские

чтения. Материалы второй научно-практической конференции. – Нальчик, 1996 г.  Русские на Северном Кавказе в 20-е-30-е годы. Документы, факты, комментарии.

– Нальчик, 1995 г.,

комментарии (0)
не были сделаны комментарии
Напиши ваш первый комментарий
это только предварительный показ
консультироваться и скачать документ
Docsity не оптимизирован для браузера, который вы используете. Войдите с помощью Google Chrome, Firefox, Internet Explorer 9+ или Safari! Скачать Google Chrome