Особенности интеграционных процессов на аравийском континенте - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные Отношения
Guzeev_anton
Guzeev_anton10 June 2013

Особенности интеграционных процессов на аравийском континенте - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные Отношения

PDF (290 KB)
68 страница
745количество посещений
Описание
Samara State University of Economics . Конспект лекций по предмету Международные отношения. В условиях перестройки настоящего миропорядка и переходе его к однополярности, существование одного центра силы во многом опр...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 68
это только предварительный показ
3 shown on 68 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 68 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 68 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 68 pages
скачать документ
????????????? ?????? ???????????? ????? ??????????????????? ???????????? ??????? ?????? ???????? ????????????? ????? ?????????

Содержание

Введение…………………………………...……………………………………....5

Глава 1 Особенности интеграционных процессов на аравийском

континенте………………………………………………..……………………...10

1..1 Начало интеграционного сотрудничества……………………………...10

1..2 Эволюция интеграционного

объединения……………………………...16

Глава 2 Основные направления развития интеграционного сотрудничества

аравийского континента………………………………………………..……….30

2.1 Военное сотрудничество: намерения и реальность……………….………30

1..2 Реалии и перспективы экономической

интеграции…………………....37

2.3 Культурная интеграция в настоящем и

будущем…………………..……...41

Заключение…………………..…………………………………………………..48

Список использованных источников и литературы………………..………..57

Приложение…………………………………………………………………..…60

6

Введение

В условиях перестройки настоящего миропорядка и переходе его к

однополярности, существование одного центра силы во многом определяет

политическую карту мира. Особенно подверженными влиянию извне

оказываются те регионы, где сходятся интересы различных государств. В

условиях глобализации мировой экономики, когда международное

разделение труда строится по монотоварному принципу, всё больше

увеличивается разрыв между развитыми и развивающимися странами. При

этом усиливается не только экономическая, но и политическая зависимость

развивающихся стран от рынков развитых стран. Одним из таких "жизненно

важных" регионов для мировой экономики является Персидский залив с его

колоссальными запасами энергоресурсов. Существование в регионе

различных центров силы определило его нестабильность на многие годы.

Персидский залив представляет собой стратегически важный регион для

топливно­энергетического обеспечения мировой экономики. В частности

арабские монархии Залива оказались в последние десятилетия в центре не

только региональной, но и мировой экономики и политики в контексте

процессов глобализации, транснационализации экономических связей,

возникновения новых параметров международных отношений. Необходимо

также отметить, что значение региона, являющегося районом богатейших на

Земле нефтяных месторождений, постоянно возрастает в связи с ростом

потребления в мире нефтяных и газопродуктов. В сжатые исторические

сроки многие страны данной группы стали активными субъектами мировой

экономики, важными финансовыми донорами западных стран, ведущими

импортерами их оружия и высоких технологий, и продолжают оставаться

ведущими экспортерами углеводородов, напрямую воздействуя на

формирование конъюнктуры и цен на мировом рынке нефти. Одновременно,

регион остается одним из самых напряженных в социальном,

7

экономическом, политическом и военном отношении. Свидетельство этому ­

ирано­иракская война (1980­1988 гг.), ирако­кувейтская война (1990­1991

гг.), усиленная гонка вооружений, постоянное и многостороннее

иностранное вмешательство в дела региона (последнее тому подтверждение

– вторжение в Ирак США и Великобритании в марте 2003 года).

Повышенное внимание к Персидскому Заливу, где в значительной степени

формируются потоки нефти на международные рынки, со стороны западных

государств (прежде всего Соединенных Штатов Америки) обуславливается

необходимостью обеспечить бесперебойные поставки на выгодных

условиях.

Таким образом, между формированием внешней политики и

международными отношениями в регионе, с одной стороны, и борьбой в

области нефти, с другой, существует прямая связь, хотя иногда она

проявляется опосредованно. В этой связи актуальным в данной работе

представляется выявление общей составляющей внешнеполитического курса

монархий Персидского залива в нефтяной области, поскольку, несмотря на

свойственные каждому государству особенности, факторы, объединяющие

их, все же преобладают. Так, создание благоприятных внешних условий для

успешного функционирования их нефтегазовых комплексов, поиск рынков

сбыта и источников инвестиций, обеспечение оптимальных мировых цен на

нефть (так называемая энергетическая дипломатия) занимает центральное

место в числе приоритетов внешней политики.

Страны региона, входящие в Совет сотрудничества арабских

государств Персидского залива, заметно воздействуют на политическую

ситуацию на Ближнем Востоке: практически ни одна проблема в регионе не

решается без участия Саудовской Аравии, самого влиятельного и богатого

участника альянса. Государства ­ члены Совета сотрудничества арабских

государств Персидского залива также являются важной частью

мусульманского мира, особенно Саудовская Аравия по праву

8

“хранительницы двух святынь”. Важную, роль в интеграции арабских стран

выполняет нефтяной фактор. Под воздействием наращивания объемов

добываемых странами этого субрегиона углеводородных при благоприятной

конъюнктуре именно это направление станет одной из важнейших сфер

совместного сотрудничества. Основными объектами исследования среди

стран региона являются Саудовская Аравия, Объединенные Арабские

Эмираты, Кувейт, Оман, Бахрейн и Катар. Это обусловлено тем фактом, что

из всех государств Персидского залива данные страны обладают наиболее

схожими параметрами внутреннего развития и современного положения, и

соответственно имеют общую составляющую во внешней политике. Из

иностранных государств были избраны США как ведущая западная держава,

неизменно включающая Персидский залив в зону своих “жизненных

интересов”, частично Европейский Союз, Япония и Российская Федерация.

Исследование охватывает период последних трех десятилетий XX века по

настоящий день. Такой временной промежуток объясняется тем, что именно

в 1970­х годах аравийские государства окончательно обрели независимость,

и начался так называемый нефтяной бум, способствовавший их ускоренному

развитию. В то же время анализ непосредственно внешней политики и

международных отношений в регионе в основном проводится на основе

периода 1980­х, 1990­х годов, поскольку данный отрезок времени наиболее

близок к современности, что позволяет объективно оценить события и,

возможно, спрогнозировать их дальнейшее развитие. При написании работы

применялся принцип конкретно­исторического анализа, позволяющий

проследить развитие политических и экономических явлений в их

причинно­следственной взаимосвязи. Также были задействованы такие

методологические приемы как проблемный, функциональный,

сравнительный анализ. Говоря об аравийской интеграции, следует отметить,

что эта тема является достаточно актуальной на сегодняшний день,

поскольку рассматриваемый регион находиться в зоне интересов ведущих

9

мировых держав. И чтобы сохранить влияние в данном регионе странам,

расположенным на аравийском континенте просто необходимо

интегрироваться. А поскольку идет борьба за влияние в экономической, в

частности это касается нефтяных месторождений, и военно­политической

сфере, то и интеграция в основном должна идти по этим двум направлениям.

Тем самым мы оговариваем круг рассматриваемых направлений в рамках

аравийской интеграции.

Таким образом, необходимость теоретического, методологического и

практического осмысления опыта интеграции арабских стран и анализ этого

процесса на современном этапе приобретает особую актуальность.

Практическая и теоретическая значимость послужили основанием для

выбора темы дипломного исследования.

Темой данного исследования является: аравийская интеграция:

достижения, проблемы и перспективы.

Цель дипломного проекта состоит в раскрытии предпосылок,

направлений и закономерностей интеграционных процессов в регионе.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие

задачи:

1 анализ основных параметров интеграции в рамках Совета

сотрудничества арабских государств персидского залива;

2 оценить деятельность Совета сотрудничества арабских

государств персидского залива на основе критериев международной

военно­политической интеграции;

3 определить приоритеты и перспективные цели региональной

экономической интеграции стран аравийского континента, выявить

проблемы и трудности, препятствующие их достижению и меры для их

устранения;

4 охарактеризовать культурное развитие рассматриваемого

региона

10

5 оценка роли и места нефти в современных международных

отношениях и ее значение для социально­экономического развития

“аравийской шестерки”;

6 проанализировать проблемы интеграционного объединения

государств Совета сотрудничества арабских государств персидского залива;

7 выявить возможные перспективы аравийской интеграции.

При разработке данной темы основными источниками литературы

послужила монография Александрова И.А. «Монархии Персидского Залива:

этап модернизации», которая посвящена проблемам

социально­экономического и политического развития монархий

Персидского Залива на этапе «догоняющей модернизации». Здесь показана

арабская точка зрения к происходящим процессам в мире, проводиться

комплексное исследование по ключевым проблемам эволюции аравийских

монархий и их внешней политике. Была использована монография на

арабском языке Мадыбули Ас­Сагир «Совет Взаимопомощи Залива».

Заслуживают внимания работа У. З. Шарипова “Персидский залив: нефть –

политика и войны” и монография А. И. Яковлева и М. Г. Закария “Нефтяные

монархии Аравии на пороге XXI века”. Проблемы развития монархий

Персидского залива и роль нефтяного фактора рассматривают монография

А. Г. Георгиева и В. В.Озолинга “Нефтяные монархии Аравии”.

Внешнеполитической теме посвящена работа Е. С. Мелкумян “ССАГПЗ в

глобальных и региональных процессах”. Полезные статьи по тематике

дипломной работы были найдены в журналах “Мировая экономика и

международные отношения”, “Азия и Африка сегодня”. А также, раскрывая

проблематику дипломной работы, были использованы различные статьи и

материалы интернетовских сайтов.

11

1 Интеграционные процессы на аравийском континенте

1.1 Начало интеграционного сотрудничества

Специфической чертой современного этапа внешнеполитического

планирования великих держав является нивелирование целых сегментов

мирового политического пространства до уровня зон их национальных

интересов. Подобное утверждение в полной мере применимо к Персидскому

заливу, чья исключительная стратегическая значимость определяется

следующими факторами. Во­первых, выгодное географическое положение и

исключительное коммуникационное значение Аравийского полуострова.

Во­вторых, на долю стран Персидского залива приходится 57 % (729

миллиардов баррелей) разведанных запасов сырой нефти и 45 % (2, 462

триллиона кубических метров) мировых запасов природного газа [1, с. 56].

В­третьих, на территории Аравийского полуострова сосредоточены главные

мусульманские святыни, что придает ему особое духовное значение. Данное

обстоятельство существенно актуализирует роль исламских стран Залива во

главе с Королевством Саудовская Аравия в межарабских отношениях и

позволяет понять специфику взаимоотношений этих стран и отношений их с

внешним миром. В­четвертых, зона Персидского залива используется

великими державами для проекции своей силы в любую точку пространства

Ближнего Востока. Идеи интеграции стран Аравийского полуострова путем

образования региональной группировки зародились в конце 70­х ­ начале

80­х гг. в период резкой дестабилизации обстановки в зоне Персидского

залива. В 1979 г. в Иране произошла Исламская революция, после которой

это государство стало открыто заявлять о необходимости свержения

аравийских монархических режимов. В 1980 г. с началом ирано­иракской

войны ситуация еще более обострилась. Видя в революционно настроенном

Иране большую угрозу, аравийские страны поддержали Ирак, хотя и

12

опасались значительного увеличения его военного потенциала. Эти события

вызвали серьезную обеспокоенность аравийских монархий, поставив их

перед необходимостью укрепления взаимодействия в сфере безопасности

для защиты своих интересов. В этих условиях в 1981 г. шесть аравийских

монархий: Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман

и Саудовская Аравия образовали свою интеграционную организацию ­ Совет

сотрудничества арабских государств Персидского залива. Совет

сотрудничества арабских государств Персидского залива – региональная

организация, объединяющая шесть нефтедобывающих государств этого

региона, была образована в 1981 года. Первое совещание в верхах

состоялось 25­26 мая 1981 года в столице Объединенных Арабских

Эмиратов Абу­Даби [1, с. 123]. Согласно Уставу, основная цель организации

– взаимодействие и интеграция между государствами­членами во всех

сферах деятельности в направлении реализации их единства. На начальных

этапах акцент делался на экономических аспектах совместной деятельности:

финансы, торговля, таможенная служба и коммуникации. Политическое и

военное сотрудничество, обеспечение региональной безопасности не

упоминались. Принятие первых конкретных шагов по развитию военного

сотрудничества шло параллельно с выработкой концептуальных положений

об основах единой системы безопасности стран­членов Совета

сотрудничества. При этом Саудовская Аравия выступала за форсирование

процессов военной интеграции и создания единых вооруженных сил,

скорейшее заключение соглашения о коллективной безопасности. В то же

время “малые” государства аравийской «шестерки» выступали против

ускорения, а тем более полной интеграции в военной области, т. к. не хотели

усиления зависимости от Эр­Рияда.

К середине 80­х годов ХХ века страны Совета выработали концепцию

коллективной безопасности, базировавшуюся на таких принципах как:

сохранение политико­экономического статус­кво в зоне Залива, уважение

13

сложившегося в регионе баланса сил, существующих режимов и

наследованных от предыдущих поколений границ, недопущение чьего­либо

диктата и внесения силой каких­либо изменений географического,

политического или идеологического характера в сформировавшуюся в

регионе реальность, мирное сосуществование всех расположенных здесь

государств, невмешательство во внутренние дела друг друга, коллективная

ответственность всех стран региона за обеспечение его безопасности.

Данная концепция несла в себе характер универсальности, исходила из

балансов интересов и коллективного участия в решении вопросов

безопасности всех расположенных в зоне Персидского залива государств,

включая Иран и Ирак. Однако реалии жизни и продолжавшаяся

ирано­иракская война делали невозможной ее реализацию в тот период.

Становление Совета сотрудничества осуществлялось во время

ирано­иракской войны, советского вторжения в Афганистан, завершения

исламской революции в Иране. Для членов этого объединения было важно

избежать обвинения в создании военно­политической группировки, которая

могла бы угрожать интересам других стран Ближнего Востока. Его членами

могли стать только вошедшие в его состав шесть арабских стран: Бахрейн,

Катар, Кувейт, Объеденные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия.

Расширение состава организации изначально не предполагалось. Поэтому

она получила в арабском мире название «закрытого клуба для богатых».

Йемен стал единственной страной Аравийского полуострова, не вошедшей в

эту организацию. С социально­экономической точки зрения, между Йеменом

и богатыми заливными странами лежала непреодолимая пропасть. Реакция

на основание Совета сотрудничества со стороны Йемена,

ориентировавшейся в своей политике на СССР, была достаточно

прохладной. Создание этой организации рассматривалось, как стремление со

стороны прозападных держав противодействовать росту национального

движения. Существовали и другие факторы, препятствовавшие вовлечению

14

Йемена в интеграционный процесс. На момент образования Совета

сотрудничества Йемен был разобщенной страной, которая с географической

точки зрения, делилась на Север и Юг, а с политической – на Восток и Запад.

Неприязнь «соседей по полуострову» вызывала приверженность южного

Йемена марксистским идеям. Преодолев противостояние Севера и Юга,

после их объединения в мае 1990 году в Йеменскую Республику, Йемену

пришлось столкнуться с региональной изоляцией из­за занятой во время

кризиса в Персидском Заливе проиракской позиции. На протяжении 10 лет

после кризиса в Персидском заливе, йеменско­кувейтские отношения были

«полупрерванными». В 1999 году после визита министра иностранных дел

А.Баджамаля в Аль­Кувейт дипломатического представительства обеих

стран удалось повысить до уровня чрезвычайных и полномочных послов. В

последние годы идет постоянный обмен протокольными посланиями и

делегациями. Один из последних визитов состоялся в мае 2002 году. После

этого Йемен также вошел в Совет сотрудничества.

Специфической чертой военной политики аравийских монархий

Персидского залива являются существенные затраты на конвенциональные

виды вооружений. Наибольшим военным бюджетом, по состоянию на 2004

год, обладает Саудовская Аравия (21, 56 млрд. долларов), также

превосходящая остальных участников Совета сотрудничества с

территориальной и демографической точек зрения [2, с. 231].

Международное сотрудничество играет ключевую роль в обеспечении

субрегиональной безопасности. Партнерами стран­членов Совета

сотрудничества в военно­политической области являются:

1 По поставкам вооружений

Бахрейн — Великобритания, США, Швеция.

Катар — Великобритания, Иордания, Италия, Оман, США, Франция,

Швеция.

15

Кувейт — Австралия, Бангладеш, Бельгия, Бразилия, Великобритания,

Германия, Египет, Иордания, Канада, Норвегия, Сирия, США, Швеция.

Объединенные Арабские Эмираты — Австралия, Великобритания,

Германия, Иордания, Испания, Италия, Ливия, Нидерланды, Пакистан,

Россия, США, Румыния, Швеция, Швейцария, Турция, Украина, Франция.

Оман — Великобритания, Иордания, Испания, Италия, Канада,

Норвегия, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан, США, Турция,

Франция, Швеция, Швейцария.

Саудовская Аравия — Бельгия, Великобритания, Германия, Италия,

Иордания, Канада, Норвегия, Пакистан, США, Пакистан, Франция.

2 По военному сотрудничеству и организации маневров

Бахрейн — страны Совета Сотрудничества, Египет, Иордания, США.

Катар — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Италия, Йемен,

США, Франция.

Кувейт — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Германия,

Египет, Иордания, Иран, США, Франция, Чехия. Объединенные Арабские

Эмираты — страны Совета Сотрудничества, Египет, Иордания, США,

Турция, Франция.

Оман — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Египет,

Индия, Иордания, Китай, Пакистан, США.

Саудовская Аравия — страны Совета Сотрудничества,

Великобритания, Египет, Иордания, Пакистан, США, Франция.

3 По наличию договоров в области безопасности

Бахрейн — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, США.

Катар — Бахрейн, Иран, Италия, Кувейт, Оман, Саудовская Аравия,

США, Франция.

Кувейт — Белоруссия, Великобритания, Иран, Италия, Россия, США,

Франция.

16

Объединенные Арабские Эмираты — Германия, Индия, Словакия,

Франция. Оман — Индия, Иран, Йемен, США, Турция [3, с. 67].

Необходимо отметить, что, несмотря на достаточно широкий круг

партнеров Совета сотрудничества в сфере военно­политического

взаимодействия, большая их часть — страны Западной Европы, кроме того,

— участники НАТО. Эти государства занимают промежуточное звено в

структуре внешней безопасности, которая выглядит следующим образом.

Наибольшее значение имеет взаимодействие в рамках Совета

сотрудничества. При этом прочную монополию в обеспечении

субрегиональной и частично национальной безопасности стран­членов

Совета осуществляют США. Взаимодействие с ними построено на основе

договоров об обеспечении безопасности, что на практике означает

развертывание на территории стран Совета сотрудничества военных баз

различного профиля: сухопутных, военно­воздушных и военно­морских.

Таковыми являются: на территории Бахрейна — «Шейх Иса»; Омана —

«Сиб», «Масира», «Марказ­ Тамарид», «Эль­Хасиб»; Катара — «Эс­Салия»

(отсюда осуществлялось руководство антииракской кампанией в марте 2003

года), «Эль­Удейд»; Кувейта — «Али ас­Салех», «Кэмп Доха», «Арифджан»

[3, с. 89]. Параллельно осуществляется использование национальной

инфраструктуры и сооружение необходимых коммуникаций. После США

структурно следуют, как уже было указано, ведущие страны Европейского

Союза, которые на сегодняшний день не способны преодолеть монополию

США, хотя, и обладают значительными амбициями. Кстати необходимо

отметить, что малые страны, например Оман, используют диверсификацию

военно­политических партнеров с целью преодолеть зависимость в рамках

Совета сотрудничества от Саудовской Аравии, с которой ассоциируются

доминирующие позиции США в пределах Персидского залива. По этой

причине некоторыми малыми странами Совета, в частности Катаром,

выдвигается инициатива взаимодействия с НАТО как централизованного

17

механизма обеспечения коллективной безопасности. В этом опять же

прослеживается инструменталистский подход тех стран, которые стремятся

сохранить политический баланс в рамках Совета сотрудничества, и, кроме

того, позволяет значительно сократить расходы на вооружение и прочие

связанные с этим затраты. К слову сказать, Совет сотрудничеств, предлагая

аутентичный механизм совместной безопасности, воспринял ряд

концептуальных установок Североатлантического альянса, и в частности,

принцип коллективной обороны, в соответствии с которым нападение на

одного или нескольких стран­членов Совета сотрудничества означает

нападение на все договаривающиеся стороны. Вопросами военной политики

занимается военно­координационный комитет при Генеральном

секретариате Совета сотрудничества. Комитет выполняет функции по

координации в области военного строительства, планирования оперативной

и боевой подготовки объединенных вооруженных сил и составления

соответствующих докладов о направлениях развития военной организации.

В частности, в рамках Совета сотрудничества осуществляется реализация

совместных программ «Закрытая связь» и «Пояс сотрудничества».

Страны­участницы выделяют в ежегодный бюджет организации сумму,

покрывающую расходы на свой воинский контингент. В 1995 году

разрабатывались планы реформирования объединенных вооруженных сил и

укомплектования за счет 20 % национальных вооруженных сил

стран­участниц Совета сотрудничества. Таким образом, количественно

объединенные вооруженные силы должны достигать 25 тысяч человек [1, с.

274]. Военно­воздушный и военно­морской компоненты предполагалось

создавать в чрезвычайных условиях. Размещение планировалось на

территории Саудовской Аравии (две базы) и Объединенных Арабских

Эмиратов (одна база). В декабре 2001 года было принято решение о

доведении численности объединенные вооруженные силы до 20 тыс.

человек, при дислокации 6,5 тыс. [4, с. 123]. Необходимо отметить, что четко

18

прослеживающаяся тенденция к активному военному строительству

осложняется рядом обстоятельств. Политические противоречия внутри

Совета сотрудничества между Саудовской Аравией и малыми

странами­членами, нехватка людских ресурсов, финансовые затруднения,

недостаточное количество оперативных и боевых мероприятий, различный

уровень оснащения национальных вооруженных сил вооружением и

техникой, а также слабо развитая промышленная база остаются главными

препятствиями на пути достижения поставленной цели [4, с. 126].

Договорно­правовой массив стран­членов Совета сотрудничества в области

военно­политического сотрудничества позволяет идентифицировать Индию

и Пакистан — в качестве внерегиональных стратегических партнеров Совета

сотрудничества. Члены Совета сотрудничества, по факту принадлежности к

данной структуре, выступают в качестве единого актора международных

отношений, вырабатывая единую внешнюю политику по отношению к

субрегиональным и региональным центрам силы.

На сегодняшний день структура субрегиональной безопасности

Персидского залива представляет собой сложный конструкт, определяющим

свойством которого, в условиях политической и экономической

глобализации, является полисубъектность и следующее межуровневое

взаимодействие:

1 субнациональный уровень, включающий этно­конфессиональные

сообщества арабских стран Залива, выступающих в качестве: а) фактора

давления на правящие режимы и влияющих на их внешнюю политику

(персо­шиитские общины, палестинские диаспоры и так далее); б) фактора,

слабо влияющего на политику государств, но способствующего

налаживанию политического диалога со страной исхода (индийские

диаспоры).

2 уровень национальных государств, который включает: а) арабские

страны­члены Совета сотрудничества — Бахрейн, Катар, Кувейт, Султанат

19

Оман, Объединенные Арабские Эмираты и Королевство Саудовская Аравия;

б) арабские страны, не входящие в Совет сотрудничества — Ирак; в)

неарабские страны — Иран. Специфика международных отношений в зоне

Персидского залива позволяет отметить роль Йемена, географически не

относящегося к «заливным» государствам, но рассматривающегося в

качестве потенциального члена Совета сотрудничества. Кроме того, данный

уровень предполагает выделение ряда государств­лидеров, взаимоотношения

которых оказывают значительное влияние на динамику большей части

процессов в Персидском заливе — Ирак, Иран и Саудовская Аравия.

3 уровень интеграции арабских государств Персидского залива, или

институциональный уровень, который концентрируется на Совете

сотрудничества как ключевом механизме субрегиональной системы

безопасности.

4 уровень великих держав, рассматривающих данный регион как зону

своих национальных интересов и оказывающих серьезное влияние на

протекающие в нем военно­политические и финансово­экономические

процессы.

5 уровень международных организаций, к которому относятся: а)

межправительственные организации регионального (ЕС, НАТО),

трансрегионального (ЛАГ, ОИК, ОПЕК, ОАПЕК) и универсального

характера (ООН); б) неправительственные организации[1, с.354]. Если

говорить о развитие международной экономической интеграции в настоящее

время, то оно является одной из наиболее ярко выраженных тенденций

эволюции мирового хозяйства. Эта тенденция охватывает практически все

регионы мира. Получив первоначальное развитие на европейском

континенте, экономическая интеграция все более широко распространяется в

развивающемся мире, в том числе в странах Арабского Востока, где

получила свое воплощение в созданных региональных и субрегиональных

организациях, таких, как Совет сотрудничества арабских государств

20

Персидского залива, Союз арабского Магриба, Совет арабского

сотрудничества и других. За последние 30 лет эти страны накопили богатый

и чрезвычайно ценный опыт взаимного сотрудничества. Оценка

возможностей и перспектив региональной экономической интеграции

арабских стран представляет безусловный интерес для развития и

обогащения теории международной экономической интеграции. С другой

стороны, научное осмысление развития интеграционных тенденций в этом

регионе имеет и большую практическую значимость, прежде всего для

арабских стран. В то же время понимание происходящих процессов и

возможных путей развития этой группы государств представляет собой

важную задачу и для мирового сообщества, поскольку ее значимость в

мировой экономике и международных экономических отношениях весьма

велика в контексте происходящих глобализационных процессов,

формирования транснациональных экономических взаимосвязей.

1.2 Эволюция интеграционного объединения

Арабские страны, в недрах которых залегают свыше 40% мировых

доказанных запасов нефти и более 15% природного газа, переместились в

последние десятилетия с региональной периферии в фокус мировой

экономики, играют важную роль в обеспечении ее стабильности и

воздействуют на широкую гамму актуальных международных и

региональных проблем (Приложение А, Б ). Необходимо также отметить, что

значение региона, являющегося районом богатейших на Земле нефтяных

месторождений, постоянно возрастает в связи с ростом потребления в мире

нефти и газопродуктов. Причем есть основания полагать, что по мере

сокращения мировых углеводородных запасов важность стран арабского

мира в мировой экономике и политике может возрастать. Таким образом,

между формированием внешней политики и международными отношениями

21

в регионе, с одной стороны, и борьбой в области нефти, с другой, существует

прямая связь, хотя иногда она проявляется опосредованно. В этой связи

актуальным в данной работе представляется выявление общей составляющей

внешнеполитического курса монархий Персидского залива в нефтяной

области, поскольку, несмотря на свойственные каждому государству

особенности, объединяющие их факторы преобладают. Так, создание

благоприятных внешних условий для успешного функционирования их

нефтегазовых комплексов, поиск рынков сбыта и источников инвестиций,

обеспечение оптимальных мировых цен на нефть (так называемая

энергетическая дипломатия) занимает центральное место в числе

приоритетов внешней политики.

В сжатые исторические сроки многие страны данной группы стали

активным субъектом мировой экономики, важным финансовым донором

западных стран, ведущим импортером их оружия и высоких технологий, и

продолжает оставаться ведущим экспортером углеводородов, напрямую

воздействуя на формирование конъюнктуры и цен на мировом рынке нефти.

На сегодняшний день одним из наиболее важных акторов

субрегиональных отношений в зоне Персидского залива является Совет

сотрудничества арабских государств Персидского залива. Данное

интеграционное объединение возникло в 1981 году и является

международной межправительственной организацией, охватывающей

территории шести арабских государств Персидского залива — Бахрейна,

Катара, Королевства Саудовская Аравия, Кувейта, Объединенных Арабских

Эмиратов и Омана. Его появление стало важной вехой в развитии арабского

сообщества Аравийского полуострова. В целом необходимо отметить, что на

момент возникновения Совета сотрудничества сформировавшие его

государства уже имели определенный опыт субрегиональной интеграции.

При рассмотрении экономических показателей арабских стран и их места в

международном разделении труда особую значимость имеет концептуальное

22

понимание ими собственных национально­государственных экономических

интересов, среди которых важное место занимает необходимость усиления

региональных экономических интеграционных процессов. Развитие

интеграционных процессов объективно укрепляет их положение в мире. Под

влиянием интеграционного сотрудничества происходит модернизация

данной группы государств, благодаря чему активно втягиваясь в

современный цивилизационный поток, они вынуждены преодолевать

отсталость, искать оптимальную формулу развития, которая обеспечивала бы

рациональное совмещение достижений научно­технического прогресса с

национальной культурой, религиозной идеологией, историче