Понятие внутренних миграционных потоков - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные Отношения
Guzeev_anton
Guzeev_anton10 June 2013

Понятие внутренних миграционных потоков - конспект - Международные отношения, Конспект из Международные Отношения

PDF (273 KB)
59 страница
153количество посещений
Описание
Samara State University of Economics . Конспект лекций по предмету Международные отношения. Введение Основная часть Глава 1. Понятие внутренних миграционных потоков высококвалифицированных кадров в странах ЕС Причины в...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 59
это только предварительный показ
3 shown on 59 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 59 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 59 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 59 pages
скачать документ
??????????

Оглавление

Введение

Основная часть

Глава 1. Понятие внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров в странах ЕС

1.1. Причины внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров

1.2. Феномен потока внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров

Глава 2. Характеристика внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров в странах ЕС

2.1. Общая характеристика внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров в странах

2.2. Расширение ЕС и трансформация западноевропейской

миграционной системы

2.3. Миграция в Австрии

2.4. Миграция в Ирландии

2.5. Миграция во Франции

2.6. Миграция в Финляндии

2.7. Миграция в Норвегии

2.8. Миграция в Швеции

2.9. Пути совершенствования миграционного законодательства ЕС

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования

Миграции отдельных людей и целых обществ являются

важнейшей характеристикой развития цивилизации. Миграции

формируют новое качество и новый облик прежних человеческих

обществ, создают новые. В процессах создания, разрушения и

трансформации государств миграция населения всегда играла важную

роль. В одни эпохи миграция была не очень значимым, зато в другие -

важнейшим фактором изменения облика цивилизации.

В последние годы миграция все большее становится вызовом,

иногда угрозой безопасности личности, общества, государства.

Миграция привела к серьезным изменениям как в принимающих, так и

в отдающих странах. В принимающих странах начала набирать силу

ксенофобия. В результате на рубеже веков проблема миграции стала

центром общественного внимания. Миграция и проблемы ее

регулирования стали темой острых политических дискуссий в мире, что

актуализирует необходимость изучения данной проблемы. Ключевое

значение миграции в социально-экономических, политических

процессах государств в полной мере очевидно на примере стран

Европейского Союза.

Сегодня проблемы миграции занимают центральное место в

дискуссиях по вопросам государственной политики на национальном,

региональном и международном уровне и являются

основополагающими в мандате и политике МОТ. Миграция – сложное

явление, она затрагивает экономическое, политическое и социальное

развитие на глобальном и региональном уровне, на уровне отдельных

стран и отдельных граждан и их семей. Миграция может иметь как

позитивные, так и негативные последствия. Процессом этим

необходимо управлять с тем, чтобы уменьшить дефицит достойного

труда, который особенно явно проявляется в условиях нерегулируемой

миграции, в том числе в торговле людьми и различных формах

принудительного труда.

Миграция – явление не новое. В процессе формирования и

переустройства общества, культуры и экономики миграция играла

ключевую роль. Однако при всем этом миграция, и особенно

иммиграция зачастую носила весьма противоречивый характер,

приводя к расовой дискриминации и неравному обращению с

иностранными работниками (особенно с нелегальными мигрантами) по

сравнению с гражданами принимающей страны. Эмиграция носила

менее противоречивый характер, и правительства рассматривали ее как

некий предохранительный клапан и способ сокращения бедности. Все

это могло привести - и привело - к напряженности между

отправляющими и принимающими мигрантов странами -

напряженности, которую можно сгладить с помощью двусторонних и

региональных соглашений, разработанных в контексте социального

диалога.

Побудительные факторы миграции многочисленны и сложны, и

объяснение их на глобальном уровне, возможно, не всегда применимо к

отдельным мигрантам и их семьям.. Главные причины миграции –

бедность, войны, голод и репрессии, однако конкретные люди

называют и иные причины – демографические проблемы, ограниченные

ресурсы, неравенство в заработной плате и доходах в разных

государствах, растущая урбанизация, наличие сетей мигрантов, которые

способствуют перемещению рабочей силы, а также отсутствие

перспектив занятости и долги стран гражданства.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в

рассмотрении гражданского законодательства.

Для достижения поставленной цели в работе решаются

следующие частные задачи:

1. рассмотреть причины внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров;

2. рассмотреть феномен потока внутренних миграционных

потоков высококвалифицированных кадров;

3. рассмотреть расширение ЕС и трансформацию

западноевропейской миграционной системы;

4. рассмотреть миграцию в Австрии;

5. рассмотреть миграцию в Ирландии;

6. рассмотреть пути совершенствования миграционного

законодательства ЕС.

Объект исследования – внутренние миграционные потоки

высококвалифицированных кадров на примере развитых стран ЕС.

Предметом исследования являются общественные отношения,

связанные с рассмотрением внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров на примере развитых стран ЕС.

Основная часть

Глава 1. Понятие внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров в странах ЕС.

Причины внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров

Одним из главных критериев притягательности той или иной

страны для мигрантов является уровень процветания стран и

возможности хорошего заработка, а европейские страны по этим

характеристикам существенно различаются (Приложение 1).

Однако выбор мигрантом той или иной страны для переезда или

временного проживания в Европе зависит не только от чисто

экономических соображений. К числу других важных факторов,

влияющих на выбор страны назначения, относятся также:

1) Исторические связи стран:

а) колониальное прошлое;

б) принадлежность к бывшей империи;

в) сложившаяся система найма гастaрбайтеров.

2) Наличие мигрантских сетей;

3) Проведение страной репатриационных программ;

4) Возможности получения мигрантом гуманитарного статуса;

5) Знание языка страны;

6) Возможности посредника, занимающегося переправкой

(помощью) мигранту при переезде.

Именно множественность факторов поддерживает относительную

устойчивость межстрановых миграционных связей, которые не

претерпели существенных изменений в течение последних 50 лет ХХ

века.

Так миграционные потоки с юга на север порождены давними

связями бывших колоний с бывшими метрополиями, которые

сохраняются и поддерживаются до сих пор. Поэтому этнический состав

потоков во многие страны Европы напрямую связан с количеством и

этничностью мигрантов из той или иной страны — бывшей колонии:

например, из Алжира и Марокко для Франции, из Индии и Пакистана

для Великобритании, из Суринама для Нидерландов, из Сомали и

Эфиопии для Италии и т.д. Направление юг-север в ЕС — это

напоминание как о колониальном прошлом, так и о более позднем

наследии найма рабочей силы сначала на южной периферии ЕС (в

Италии, Испании, Португалии, Турции и Югославии), а затем в

Северной Африке. Основу этого миграционного потока в настоящее

время составляют алжирцы, турки и марокканцы.

Последствия организованных наборов гастарбайтеров для

Западной Европы (с начала 50-х годов) сказываются и в том, что после

сворачивания этих программ мигранты остались в стране, а это

стимулировало процесс воссоединения семей и образование новых

диаспор или «новых меньшинств».

Принадлежность в прошлом той или иной страны к странам,

формирующим три основные европейские империи (Российскую,

Австро–Венгерскую и Оттоманскую), также до сих пор влияет на

направление миграционных потоков, независимо от того,

принадлежали страны в недавнем прошлом к социалистическому или

капиталистическому лагерю.

Репатриация — еще один тип миграционных потоков с Востока

на Запад и с Юга на Север. В течение всего предыдущего столетия и в

начале 21 века этот тип миграции присутствует в странах Европы,

имеющих исторически своих соотечественников, как меньшинства, в

других странах. Наиболее крупные диаспоры за пределами своих стран

в Европе представляют русские, немцы, венгры, далее идут поляки,

греки, турки, евреи.

По абсолютному количеству мигрантов на протяжении последних

50 лет основным центром притяжения является Германия. Она

принимает 36,2% всех мигрантов приходящихся на ЕС. Далее следует

Франция (18,7%) и Великобритания (11,35%). Эти три страны

притягивают 63,6% всех мигрантов, направляющихся в ЕС. Затем идут

Швейцария (6,9%) и Италия (6,3%) и чуть позади — Бельгия (4,2%) и

Испания (4,0%). Однако в самое последнее время наибольшой поток

мигрантов направлялся в Испанию (сальдо в 2003 году 594,6 тысячи

человек) и Италию (сальдо 511 тысяч человек) и с пятикратным

отставанием шли Германия, Великобритания, Турция и Россия (по 100

тысяч в каждую страну).

На протяжении всех 15 лет после распада социалистической

системы Германия остается главной страной миграции для стран

Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), на нее приходится 64,4% от

всех эмигрантов из стран ЦВЕ. В первую тройку стран наряду с

Германией входят Швейцария и Австрия, эти три страны принимают

76,9% всех мигрантов ЦВЕ, затем идут Италия и Франция.

Противоположно направленная внешняя миграция из Западной

Европы в страны ЦВЕ также имеет место. В основном едут молодые

квалифицированные специалисты, представители различных фирм. Они

составляют в странах ЦВЕ около 10% общего количества иностранных

мигрантов.

На протяжении всех послевоенных десятилетии для Европы, как

континента в целом, сохраняются тенденции двух основных

миграционных потоков: с Востока на Запад и с Юга на Север. Внутри

основных миграционных потоков происходят значительные изменения

в их интенсивности в ту или иную страну и, главное, в этническом

составе мигрантов, формирующих эти потоки.

Этнический состав мигрантов значительно менялся от

десятилетия к десятилетию. При этом для каждой страны Западной

Европы характерна определенная этническая структура принимаемых

мигрантов, которая во многом зависит от колониального прошлого,

основных стран — поставщиков гастарбайтеров в 50-60 годы и

репатриационных потоков.

В 1950–1960-х годах основные миграции в континентальные

западноевропейские страны, принимавшие мигрантов, шли из Италии,

Испании, Греции, Югославии и Турции. Великобритания в это время

принимала практически весь поток из Индии, Пакистана и Бангладеш.

В 60-х годах 45% всех африканцев, выезжающих из Африки,

направлялись во Францию, в три раза меньшее количество — в Италию,

Германию, Великобританию и Испанию.

В 70-е годы основной поток мигрантов уже шел в основном по

каналам воссоединения семей, главным образом, из Турции, Марокко,

Алжира и Туниса. В 1980-х в него влились мигранты с Ближнего

Востока, из Южной Америки, причем направление миграционных

потоков постепенно смещается от ядра Евросоюза на его периферию, в

средиземноморские страны.

С конца 1980-х годов и в 1990-е годы Европа начинает принимать

беженцев и мигрантов из стран ЦВЕ и с Балкан. Этот поток к концу

90-х все больше становился потоком трудовой миграции, доля

трудовых мигрантов из стран ЦВЕ в общем потоке постоянно

возрастает.В начале 21 века этнический состав потоков во многие

страны меняется. Так, в странах Средиземноморья, традиционно

преобладала миграция из стран Африки, Турции. В настоящее время

эти страны получают все больше мигрантов из Украины, Молдавии,

Албании, а в последнее время и из Латинской Америки. К 2003 году

основными этническими группами мигрантов в Испании стали

эквадорцы, колумбийцы, румыны и аргентинцы, а не марокканцы, как

прежде. В Италии оказалось, что из 705 тысяч заявлений на

легализацию на первом месте по числу заявлений оказались выходцы из

Румынии (20%), украинцы (15%) и только 8% заявлений подали

албанцы и столько же марокканцы. В Португалии украинцы опередили

выходцев из Бразилии. В Греции албанцы все еще доминирующая

группа, но доля выходцев из СНГ неуклонно растет.

Меняется этнический состав миграционных потоков в

Великобританию, Ирландию и Швецию, где уже разрешено работать

мигрантам из стран — новых членов Евросоюза и куда за последний

год возрос поток из этих стран (Венгрии, Польши, и Балтийских стран).

Герд Нибельшутц, 37-летний врач из Германии, никогда не был

склонен к перемене мест и тем более не собирался переезжать в

Норвегию. Потеряв работу и влившись в ряды 10 000 безработных

врачей Германии, Нибельшутц начал рассылать резюме по ближайшим

больницам. Не получив ответа, он решился расширить сферу поиска и

отправил резюме в лучшие больницы страны — безуспешно.

В одной из медицинских газет доктор наткнулся на объявление об

открытии нескольких вакансий в Норвегии. Он созвонился с

норвежским работодателем, обсудил ситуацию с семьей и решился.

После трех месяцев интенсивных языковых курсов Нибельшутц с

женой и тремя детьми отправился в город Гронг с населением в 2500

человек, расположенный в 300 км от Полярного круга.

Карьера доктора Нибельшутца — не исключение, а скорее

правило для новой Европы. Бывшие домоседы европейцы становятся

все мобильнее. Особенно это характерно для 20-30-летних

специалистов с университетскими дипломами.

Почему европейцы стали мобильнее Причины новой европейской

“мобильности” разнообразны: от высокого уровня безработицы во

Франции и Германии до экономического бума в Ирландии и Испании.

Другая существенная причина — легкость поиска работы через

Интернет и переход на единую валюту. С приходом евро многие

транснациональные компании начали закрывать офисы в отдельных

странах и создавать единые на всю Европу штаб-квартиры.

Небольшие фирмы не отстают от них, набирая в штат

специалистов со знанием конкретных языков и культур. И все же

мобильность рабочей силы говорит в первую очередь о приходе на

рынок нового поколения. Молодые специалисты росли и учились в то

время, когда Европа двигалась к объединенному рынку и единой

валюте. Переезд в другую страну не означает для них признания

неудачи на родине — получение опыта работы за рубежом они считают

ключом к успеху.

“В последние лет десять увеличилось число людей,

путешествующих по Западной Европе, — говорит Джон Солт, глава

Института по вопросам миграции при лондонском

Юниверсити-Колледж. Значительная часть таких поездок совершается в

карьерных целях”.

По мобильности европейцам еще далеко до американцев. По

данным Бюро переписи населения США, примерно 5% всех

американских семей хотя бы один раз в пять лет переезжают с места на

место в связи со сменой работы. Хотя сравнительного анализа для

Европы не проводилось, экономисты считают, что здесь этот показатель

будет значительно ниже.

Очевидно, что языковой барьер и невозможность переведения

пенсии в другую страну затрудняют миграцию.

Культурные барьеры сходят на нет Однако подобные

препятствия, похоже, меньше всего смущают тех, кто только начинает

свою карьеру. Сильвия Арто, 27-летняя испанка, работает в парижском

офисе французского банка Cortal. В прошлом году Сильвия приехала из

Памплоны и поступила в банк на должность директора по маркетингу

по раскрутке интернетовской брокерской службы, действующей в

масштабах всей Западной Европы. Из 20 служащих отдела маркетинга

пятеро — иностранцы, и банк намерен принять на работу еще двоих

выходцев из других стран Западной Европы.

“В Cortal я чувствую себя как дома, — с улыбкой говорит

Сильвия, — в банке работает многонациональный, многокультурный

коллектив. Многие говорят пофранцузски с самыми разными

акцентами. И я совсем не скучаю по Испании”.

Сегодня, когда денежная политика 11 стран — членов ЕС

регулируется единым Европейским Центральным Банком, отдельные

страны Европы уже не могут в полной мере самостоятельно смягчать

силу случающихся у них время от времени экономических потрясений.

Возможность добровольной миграции работников туда, где для них

есть работа, оказалась для стран Европейского союза настоящим

предохранительным клапаном.

Кроме того, после образования 1 января этого года Европейского

валютного союза компании все чаще воспринимают Европу как

действительно единый рынок, а не как свободное объединение

независимых государств. Результат не замедлил сказаться: компании

занялись оптимизацией своей деятельности.

Компании создают единые штаб-квартиры в Европе Например,

американская корпорация Xerox недавно решила создать в Дублине

единую европейскую штаб-квартиру. Частично это решение было

мотивировано благоприятным деловым климатом и низкими

корпоративными и социальными налогами в Ирландии. Однако главная

причина все же в стремлении оптимизировать и консолидировать

деятельность компании в Европе.

Сеть независимых дочерних предприятий, которые Xerox

организовал в европейских странах, в прошлом соответствовала

избранному компанией способу ведения бизнеса. “Однако теперь, когда

такая компания, как Alcatel, хочет покупать нашу продукцию в семи

странах, она желает иметь дело не с семью разными компаниями,

принадлежащими Xerox, а с одной”, — говорит Джон Ксерри,

начальник отдела кадров дублинского офиса.

Сейчас на севере Дублина строители спешно возводят несколько

офисных зданий для 1700 сотрудников Xerox.

Около 40% из них будут иностранцы, так как компании нужны

люди, свободно владеющие несколькими европейскими языками и

сведущие в таких вещах, как национальный бухгалтерский учет. В

Дублине будут работать 650 бухгалтеров и других финансовых

экспертов, 250 менеджеров и 800 сотрудников, обеспечивающих

обслуживание техники.

Клаудиа Стрига, 30-летний бухгалтер из немецкого города

Фрайбурга, искала работу в крупной международной компании.

Получив в марте предложение от Xerox, она собрала книги,

компакт-диски и несколько картин и переехала в Дублин. Сейчас под ее

началом 20 человек из 13 стран занимаются финансовым

консультированием еще оставшихся представительств компании в

европейских странах. Одной из главных задач Клаудии на данном этапе

является оказание помощи представительству в Дюссельдорфе:

необходимо привести его бухучет в соответствие с общими

стандартами корпорации.

Человек ищет, где лучше. Теоретически, люди уезжает оттуда, где

мало работы, туда, где ее много. При этом им приходится преодолевать

языковые и другие барьеры, включая внешние границы Европейского

союза. Так случилось и с нашим героем Нибельшутцем, а кроме того,

еще с сотней физиков из Германии, Франции и Австрии, которые за

последние полтора года перебрались в Норвегию. По словам

сотрудницы норвежского Министерства труда Анн-Шарлотте

Холландер, к концу года число физиков, переехавших в Норвегию из

других стран, должно достичь 200. Министерство труда намерено

привлечь в страну около 800 представителей этой профессии.

За два года существования этой программы национальный

департамент по трудоустройству получил 720 запросов от ученых.

Более 500 из них — из Германии.

Норвегия испытывает также недостаток в нянях, в связи с чем

департамент собирается запустить пилотную программу по

привлечению нянь из Италии, где в настоящий момент их более чем

достаточно.

Сегодня, отчасти благодаря возможностям Интернета,

европейские соискатели могут найти работу в самых отдаленных

уголках континента. Свободный доступ к информации делает людей

более мобильными, считают европейские аналитики.

Агентства по трудоустройству из 17 стран обмениваются

списками вакансий через созданную Еврокомиссией сеть Eures. С 1996

г. число международных списков вакансий выросло на 30%, составив

150 000. Число самих вакансий увеличилось на 40% и составило 500

000 в год.

Компании, дающие объявления о приеме на работу через

Интернет, испытывают небывалый наплыв соискателей. Представитель

мадридской туристической фирмы Amadeus Global Travel Distribution,

имеющей филиалы во Франции, Германии и Соединенных Штатах,

утверждает, что количество желающих устроиться на работу в

компанию возросло впятеро после того, как Amadeus дал объявление

через сеть.

Причем 70% этих соискателей — жители Европы.

6.2.1. Феномен потока внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров

Период после 1945 года отмечен продолжающейся миграцией

внутри ЕС. Сегодня каждый третий мигрант проживает в Европе. Все

западноевропейские государства принимают больше мигрантов, чем

отправляют в другие страны.

Большинство мигрантов, направляющихся в государства-члены

Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР),

имеют диплом о среднем либо высшем образовании.

В 2005 году иммигранты составляли 8,8 процента населения

Европы.

Наибольшее соотношение иммигрантов к общему составу

населения наблюдалось в Западной Европе (11,9%), Северной Европе

(9,3%), Восточной Европе (7,5%) и Южной Европе (7,2%).

В 1980-х годах Ирландия, Испания, Португалия, Греция и

Финляндия стали странами-реципиентами мигрантов в связи с

повышением уровня экономического развития и более жесткой

миграционной политикой в других европейских государствах.

Одним из факторов роста трудовой миграции в ряд европейских

государств стали новые возможности трудоустройства для некоторых

категорий мигрантов, особенно для высококвалифицированных

специалистов. Наметился рост потока трудящихся мигрантов в

Ирландию, Италию и Португалию.

По данным Международного центра развития миграционной

политики, среднее количество новых незарегистрированных мигрантов

составляет 1800 человек в день. В 2007 году объем непостоянных

потоков мигрантов в 15 первоначальных государств-членов ЕС

составил 650 тысяч человек.

В докладе Фредерика Ришнера, генерального директора

Департамента занятости, социальных дел и равных возможностей ЕС,

отмечается, что между 1997 и 2002 годами в период экономического

роста количество занятых в Европе возросло на 12 млн. человек.

Несмотря на тот факт, что доля мигрантов была менее 5% в

общей занятости по странам ЕС, их вклад в ВВП составил 15%. В

противовес общему мнению, что мигранты в основном заняты

неквалифицированным трудом, возросла занятость мигрантов в секторе

среднеквалифицированных и высококвалифицированных работников,

где занятость у местного населения тоже высока. В это время

количество мигрантов средней квалификации возросло на 50%, а

высококвалифицированных — в два раза.

В докладе говорится, что в последние три года наблюдается

снижение темпов экономического развития ЕС. Средняя занятость в ЕС

стоит на уровне 63% (в США — 72%), а для мигрантов — существенно

ниже. Для ЕС была поставлена цель достичь в 2010 году уровня

занятости в 70%. Для этого в ЕС-25 необходимо к 2010 году создать

более 20 млн. рабочих мест (в том числе в странах ЕС-15 — 15 млн.),

что выглядит весьма проблематичным.

В то же время ожидается, что общее количество людей

трудоспособного возраста между 2010 и 2030 годами будет

сокращаться в среднем на 1 млн. человек в год. Поэтому, даже если

допустить, что уровень занятости стабилизируется на уровне 70%, но не

будет возрастания миграции, вероятнее всего, экономический рост в ЕС

упадет до 0,5% в год, и рост ВВП на душу населения также значительно

снизится, что может отразиться на конкурентоспособности экономики

ЕС. Во всех демографических выводах весьма пессимистично

говорится о судьбах Европы, если мигранты не приедут. Политики

также сетуют на эти обстоятельства, однако понимание необходимости

привлечения мигрантов не сопровождается изменениями в

миграционной политике.

Статистика свидетельствует о том, что и число прибывающих

трудовых мигрантов, и их накопленное число растет практически во

всех странах Евросоюза (рис. 5 и 6). Тем не менее, их миграционная

политика в целом не слишком гостеприимна. Сейчас мигрантам очень

непросто на законном основании попасть на рынок труда желаемых

стран. Основные способы легального проживания в странах ЕС

лимитируют возможности легального трудоустройства многих

категорий мигрантов. В Западную Европу официально можно попасть

по определенным каналам:

 воссоединение семьи;

 предоставление статуса беженца (ищущего убежище);

 репатриация;

 обучение;

 высококвалифицированный персонал транснациональных

корпораций и международных организаций;

 личные контракты;

 собственный бизнес;

 трудовая миграция (на основе межгосударственных

соглашений):

сезонные работы;

приграничные миграции;

тренинги и приглашение преподавателей;

квоты на определенные специальности или виды

деятельности.

Но многие из этих каналов не дают права на работу, даже

если мигранту и разрешается проживание в стране. Так, первые четыре

канала не дают возможности быстрого легального доступа на рынок

труда. Первые три канала не позволяют отбирать мигрантов по

квалификации. Возможности трудоустройства их также отложены, а

для членов семей всех категорий мигрантов, возможности попадания на

легальный рынок труда еще более проблематичны, поскольку наличие

разрешения на работу у одного из супругов-мигрантов не

распространяется на членов его семьи.

Таким образом, сетования чиновников Евросоюза на низкий

уровень занятости мигрантов, прежде всего, связаны с самой политикой

стран Евросоюза. Она подталкивает мигрантов к нелегальной трудовой

деятельности, несмотря на то, что Великобритании нужно заполнить

600 тысяч вакансий, а Португалия и Испания даже начали специальную

программу по привлечению мигрантов из Латинской Америки, которая

с точки зрения культуры, языка, традиция, исторических связей им

более близка, чем африканские страны. В докладе отмечается, что

некоторые группы и генерации мигрантов лучше интегрированы в

рынок труда. Мигранты из Балканских стран и Восточной Европы

имеют даже более высокие показатели занятости, чем местное

население.

Иерархия стран по привлекательности для трудовых мигрантов,

совпадает с их распределением по количеству мигрантов. На первые

места снова выходят Германия, Франция, Великобритания, а затем —

Италия, Испания, Швейцария. В тех странах, которые провели

программы амнистии, количество трудовых мигрантов выросло в

несколько раз. В Греции, Франции, Испании, Италии, Бельгии,

Португалии, Германии, Люксембурге и Великобритании в 1995–2002

годах были легализованы 2,5 млн. человек.

В странах ЕС-15 количество официально зарегистрированных

трудовых мигрантов составляло в 2003 году около 17 млн. человек [15].

Специалисты считают, что значительного притока мигрантов из вновь

присоединившихся стран в «старые» страны ЕС не ожидается. По

социологическим опросам, не более 5% населения этих стран выразило

желание переселиться на запад. Однако это не касается намерений в

отношении временной трудовой миграции [16]. Впрочем, пока

присоединение к странам ЕС не дает этим странам право свободного

доступа на рынок труда ЕС. Сейчас они могут попасть на рынок только

нескольких стран — Великобритании, Швеции и Ирландии. За год

после присоединения новых стран 230 тысяч мигрантов из них

получили разрешения на работу в Великобритании, 128 тысяч в

Ирландии и 16 тысяч в Швеции. Для остальных стран ЕС-15 «новички»

должны пройти ту же процедуру, что и другие иностранцы.

Пожалуй, несколько лучше чувствуют себя в Европе иммигранты

— высококвалифицированные специалисты. В частности, страны ЕС

начали проводить политику привлечения на постоянное проживание

тех иностранцев, кто закончил вузы этих стран и нашел в них работу.

Сейчас практически во всех европейских странах выпускникам,

окончившим местные ВУЗы и нашедшим работу с высоким заработком,

дается разрешение на проживание. Особенно такие возможности

открываются у специалистов в области информационных технологий.

Германия выдала первые 1500 «green cards» из предполагаемых 10,4

тысячи для таких специалистов. Этим же путем следуют и остальные

страны ЕС.

Количество иностранных студентов в странах ЕС неуклонно

растет, только с 1989 по 1999 год оно выросло с 887,6 тысячи до 1061,1

тысячи человек. Самое большое количество иностранных студентов

обучается в Великобритании — 227 тысяч человек, Германии — 219

тысяч, Франции — 165,4 тысячи человек (в России — 70,2 тысячи).

Из всех мигрантов, официально по контрактам работающих в

странах ЕС, российские специалисты характеризуются самой высокой

долей имеющих высшее образование (47% от всех официально

работающих, при среднем показателе — по Европе — 25%). Самым

низким уровнем образования отличаются мигранты из стран южной

Европы, Балкан, и стран-кандидатов (Приложение 5).

Решение проблемы миграции в странах Центральной и Восточной

Европы усложняется недавним расширением ЕС. Свободный доступ

граждан новых стран - членов ЕС на рынки труда стран (прежнего

состава ЕС-15) ограничен, с некоторыми исключениями, периодом от

двух до семи лет. Тот факт, что изначальные прогнозы относительно

опасения массовой миграции оказались необоснованными, может

привести к пересмотру этих ограничений, как случилось на первых

стадиях расширения ЕС, когда в состав Союза вошли Греция,

Португалия и Испания. В случае этих трех государств результатом

вступления в ЕС стало стимулирование экономического роста и рост

доходов, что побудило граждан этих государств, мигрировавших в

другие европейские страны, вернуться на родину. Активная эмиграция

основного населения различных стран ЕС в начале 1990-х годов

снизила темпы прироста населения и привела к сокращению его

численности в некоторых государствах. Многие новые государства -

члены ЕС, за исключением Литвы, Латвии и Польши, сегодня стали

странами чистой иммиграции.

Учитывая то, что страны Центральной и Восточной Европы,

очевидно, в ближайшем будущем столкнутся с дефицитом рабочей

силы, они, как и государства, которым предстоит вступить в ЕС в 2007

году, просто не обладают демографическим потенциалом для

широкомасштабной эмиграции в Западную Европу (Munz, 2004).

Действительно, как показывают исследования, в ближайшие пять лет

миграция из новых стран-членов ЕС в страны ЕС-15 будет составлять

лишь 1% от населения новых стран-членов Союза, или чуть больше 200

тыс. человек в год. Хотя уровень доходов на душу населения в новых

странах-членах ЕС до сих пор намного ниже, чем в государствах ЕС-15,

а уровень безработицы там высок, все же, как ожидается, миграция

будет умеренной, если не низкой. В противоположность этому, в новых

государствах-членах наблюдается значительный приток мигрантов, так

как граждане стран СНГ (особенно Беларуси, Республики Молдовы,

Российской Федерации и Украины) и некоторых стран Азии

используют их в качестве плацдарма для въезда в Западную Европу.

В то же время серьезной проблемой стала эмиграция

высококвалифицированных специалистов, негативно отражающаяся на

долгосрочных перспективах экономического развития. Ограниченные

возможности вынуждают молодых специалистов эмигрировать. И все

же в странах растет осознание необходимости совершенствовать

управление миграционными потоками с тем, чтобы защитить граждан,

уезжающих за границу, и снизить их уязвимость. Многие страны

создают структуры, способствующие движению населения и миграции

рабочей силы по легальным каналам.

Миграция талантов воспринимается как утечка умов, потому что

те, кто уехал, уже не возвращаются, поддерживая незначительные или

даже нулевые академические связи со своими странами. В этом

отношении в последние годы ситуация стала меняться. Многие из

иммигрировавших представителей академического сообщества

сохраняют тесные связи со своими странами, поддерживая научные и

академические отношения с коллегами и учебными заведениями на

родине. Более того, часть сделавших карьеру за границей возвращаются

по мере улучшения условий работы у себя дома.

Но чаще всего академические работники возвращаются домой для

чтения лекций или консультирования, сотрудничества в области

исследований со своими коллегами или в качестве визитирующей

профессуры. Под влиянием Интернет эти связи все заметнее становятся

общепринятыми и продуктивными. Миграция академического таланта

разными способами поддерживается промышленно развитыми

странами, извлекающими из этого процесса немалую пользу. Да и сама

проводимая ими иммиграционная политика в некоторых случаях

предназначена именно для того, чтобы поощрить такую миграцию.

Утечка умов приносит государствам-донорам убытки, которые

хотя и не столь очевидны, как ущерб от стихийных бедствий или

техногенных катастроф, но по своим размерам часто даже превосходят

его. Их подсчеты требуют анализа многочисленных негативных

последствий эмиграции и применения сложных методик. При всем

этом, удается получить весьма условные результаты, однако и они

позволяют судить о масштабе наносимого национальной экономике

вреда.

Основной мотив международной миграции кадров -

трудоустройство на более выгодных, чем в стране происхождения,

условиях. Помимо экономических мотивов, миграция обусловливается

также соображениями политического, этнического, культурного,

семейного характера и др.

Внутри стран ЕС ежегодно наблюдаются внутренние

миграционные потоки большого количества человек; лидерство по

масштабам иммиграции удерживают Германия, Франция,

Великобритания. Более локальным региональным центром притяжения

мигрантов можно назвать Австралию.

Спрос на высококвалифицированные кадры в развитых странах

определяется потребностями их экономик, бурным развитием

информационных технологий.

ФРГ инициировала программу по привлечению иностранных

студентов, ученых и специалистов по информационным технологиям. В

частности, в 2000 г. объявлено о выделении 20 тыс. "грин-карт" для

рекрутирования из-за рубежа специалистов по информатике - при этом

уже в конце 2001 г. 10 тыс. специалистов этого профиля въехало в ФРГ.

В странах ЕС дефицит в специалистах по информационным

технологиям оценивается цифрой в 1,7 млн. человек.

Глава 2. Характеристика внутренних миграционных потоков

высококвалифицированных кадров в странах ЕС

2.1. Общая характеристика внутренних миграционных

потоков высококвалифицированных кадров в странах ЕС

Переход к рыночной экономике имел огромные последствия для

развития рынков труда во многих странах Центральной Европы и

Балтии, включая Чехию, Эстонию, Венгрию, Латвию, Литву, Польшу,

Словакию и Словению. В начале переходного периода в этих странах

почти не было официальной безработицы и существовала

уравнительная система заработной платы.

Структурные реформы привели к резкому снижению количества

рабочих мест, росту безработицы и неактивности населения.

К середине 1990-х гг. начавшийся в большинстве этих стран

экономический подъем почти не отразился, однако, на уровне

безработицы. В некоторых случаях безработица продолжала расти и в

конце 1990-х гг. вследствие резких экономических спадов и провалов

макроэкономических программ, направленных на восстановление

макроэкономического равновесия и поддержку структурных реформ.

Накануне расширения ЕС в 2004 г. в большинстве стран уровень

безработицы был существенно выше, чем в среднем по ЕС, а в

Словакии и Польше значительно выше, чем в любой другой стране

Европейского союза.

Подобные значительные и устойчиво сохраняющиеся различия в

уровне безработицы между странами Центральной Европы и Балтии

вызывают особую обеспокоенность.

Устойчивые региональные диспропорции частично

свидетельствуют о недостаточной гибкости регулирующих механизмов

рынка труда. Корректировка регионального дисбаланса может

осуществляться через несколько каналов:

В регионах с высоким уровнем безработицы можно ожидать снижения

заработной платы, следовательно, перспектива более высокой отдачи от

трудовых ресурсов и их низкая стоимость должны привлечь большее

количество компаний в регион, а также способствовать расширению

найма существующими фирмами.

Если факторы производства (капитал и труд) реагируют на различия в

уровне безработицы, то капитал должен перетекать в отстающие

регионы, где себестоимость продукции ниже, а трудовые ресурсы

должны мигрировать из регионов с высокой безработицей и низкими

зарплатами в регионы, где оплата труда выше.

Действия правительства, направленные на устранение региональных

диспропорций, могут иметь разные формы.

В целом движение капитала в Центральной Европе и Балтийском

регионе не способствует устранению региональных диспропорций на

рынке труда. В частности, капитал, как правило, движется в быстро

развивающиеся регионы, где высок уровень концентрации

экономической деятельности и человеческого капитала. Заработная

плата до определенной степени корректируется, но ее измеренная

эластичность (в абсолютном выражении) может быть недостаточной,

чтобы компенсировать устойчивый высокий уровень безработицы.

Кроме того, чувствительность оплаты труда к уровню

безработицы может снижаться по мере роста безработицы так, что при

очень высоком уровне последней оплата труда может оставаться

довольно низкой. Поскольку механизмы регулирования оказались

неэффективными по сокращению региональных различий в уровне

безработицы, важным фактором может стать мобильность трудовых

ресурсов.

Наши выводы основаны на данных Исследования трудовых

ресурсов (LFS) 2004 г. и нескольких раундов Международной

программы социальных исследований, а также обобщенной

информации из опроса, проведенного Евробарометром. Нами

рассматривается только внутренняя трудовая миграция, что, однако,

может отражаться на результатах, поскольку внешняя миграция может

замещать внутреннюю.

В рассматриваемых странах уровень внутренней миграции низок,

более того, миграция сократилась за рассматриваемый период и в целом

находится на более низком уровне, чем в “старых” членах ЕС.

Кроме того, миграция в лучшем случае слабо связана с

региональным уровнем безработицы. При этом уровень маятниковой

миграции (т. е. регулярных поездок к местам работы, учебы в другой

местности) выше, чем уровень обычной миграции, но существенно

варьируется по странам. В 2004 г. маятниковые мигранты составляли

1% от всех работников в Польше и 10% — в Венгрии. И наоборот, доля

внутренних мигрантов не превышала в среднем 1% всех работников.

Согласно некоторым данным, уровень маятниковой миграции

растет.

Неудивительно, что уровень маятниковой и обычной миграции

наиболее высок среди мужчин, молодежи, высокообразованных групп,

холостяков или разведенных/овдовевших. В Литве и Чехии лица,

получающие образование или повышающие квалификацию, также чаще

становятся маятниковыми мигрантами. Похоже, что маятниковая

миграция превалирует среди работников крупных компаний. В

отношении предыдущего опыта работы маятниковая миграция может

облегчить выход из безработицы. Однако, по имеющимся данным, в

Чехии и Венгрии безработные реже остальных становятся мигрантами.

комментарии (0)
не были сделаны комментарии
Напиши ваш первый комментарий
это только предварительный показ
3 shown on 59 pages
скачать документ