НАТО—глобальная универсальная международная организация - конспект - Политология, Конспект из Политология
xomcenko_lewa
xomcenko_lewa18 June 2013

НАТО—глобальная универсальная международная организация - конспект - Политология, Конспект из Политология

PDF (300 KB)
55 страница
564количество посещений
Описание
Burjat State University. Конспект по предмету политология. На протяжении большей части послевоенной истории деятельность НАТО касалась обеспечения стабильности на Европейском континенте путем сдерживания противостоящей ...
20очки
пункты необходимо загрузить
этот документ
скачать документ
предварительный показ3 страница / 55
это только предварительный показ
3 shown on 55 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 55 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 55 pages
скачать документ
это только предварительный показ
3 shown on 55 pages
скачать документ
?????-????????????? ??????????????? ???????????

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАФЕДРА МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Дипломная работа

НАТО—глобальная универсальная международная

организация?

Работу выполнил:

студент V курса 1 группы

Белоногов Андрей Львович

Научный руководитель профессор,

доктор исторических наук

Ягья Ватаняр Саидович

Санкт-Петербург

2

2002

Оглавление

I. Введение

стр. 3

II. ГЛАВА 1

СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ ДИАЛОГ КАК ФАКТОР ГЛОБАЛИЗАЦИИ НАТО

1.1 Средиземноморский диалог: исторические предпосылки и

институциализация стр. 9

II.2. Причины появления средиземноморского направления в политике

НАТО

стр. 15

II.3. Структура программы НАТО «Средиземноморский диалог» стр. 21

II.4. Перспективы развития Средиземноморского диалога стр. 26

III. ГЛАВА 2

НЕВОЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В НАТО В КОНТЕКСТЕ

УНИВЕРСАЛИЗАЦИИ АЛЬЯНСА

III.1 Развитие невоенного сотрудничества НАТО как фактор мировой

политики: политико-экономический аспект взаимодействия стр. 33

III.2 Информационное и научное сотрудничество в НАТО стр. 39

III.3 Экологическая составляющая политики НАТО стр. 46

2

VI. Заключение стр. 51

V. Список использованной литературы стр. 54

Введение

На протяжении большей части послевоенной истории деятельность НАТО

касалась обеспечения стабильности на Европейском континенте путем сдерживания

противостоящей ей Организации Варшавского Договора, минимизируя таким образом

влияние советской угрозы на безопасность Западной Европы. Однако через 40 лет после

создания НАТО ее роль начала в корне меняться.

В конце 80-х годов «холодная» война» между Востоком и Западом фактически

закончилась. Её окончание в значительной мере было связано со сменой советского

руководства, взявшего курс на пересмотр устоявшихся внешнеполитических стереотипов.

Оно декларировало наступление эры «нового политического мышления», выступило за

возвращение к реальным общечеловеческим приоритетам и ценностям.

Этот период был отмечен глобальными политическими изменениями в Европе,

среди которых важнейшими следует признать объединение Германии, роспуск

Организации Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи, крах

советской системы. В 1991 году прекратил своё существовование один из центров

биполярного мира—Советский Союз, распавшийся на ряд независимых государств. Его

правопреемником объявила себя Россия. Это оказало сильное влияние на позицию

Североатлантического блока—НАТО не могла игнорировать реалии изменившегося

внешнеполитического климата, началась постепенная корректировка задач и стратегии

НАТО.

Руководство Организации Североатлантического Договора еще до формального

распада СССР осознало, что события начала 90-х гг. приведут к коренному изменению

баланса сил как на европейском континенте, так и на глобальном уровне. Как известно, в

настоящее время система международных отношений, прежде всего, характеризуется

2

преобладанием одной державы—Соединенных Штатов Америки, которые используют

НАТО в качестве инструмента достижения той роли, которую они должны играть исходя

из объективного соотношения сил. Именно поэтому США и другие западные страны

взяли курс на расширение НАТО, что означает фактический пересмотр послевоенной

структуры системы международной безопасности—той структуры, которая была создана

при существовании биполярного мира.

Исходя из международных событий последнего десятилетия, таких как

воздушные удары по Ираку, Боснии и Югославии, проведенные без формальной санкции

Совета Безопасности ООН, мы можем сделать вывод о том, что в настоящее время в

Брюсселе и Вашингтоне считают послевоенную систему более не отвечающей

объективному соотношению сил, и стремятся подвергнуть ее ревизии, причем в центре

новой системы безопасности, по их мнению, следует поставить не ООН, а НАТО, где

Россия не имеет права вето и, соответственно, не может заблокировать решения

Североатлантического альянса. Для повышения эффективности деятельности

Организации Североатлантического Договора в новой международной ситуации ее

руководство начало масштабные изменения в структуре и стратегии альянса с целью его

модернизации. Эта модернизация заключается в следующем:

Во-первых, изменилась стратегическая концепция НАТО. После распада своего

основного противника Альянс все меньше и меньше ориентируется на классическое

межблоковое противостояние времен «холодной» войны и в большей степени занимается

региональными конфликтами, проводя гуманитарную интервенцию с выходом за рамки

своей традиционной зоны ответственности.

Во-вторых, набирает скорость принятие в состав блока новых членов: НАТО

постепенно заполняет тот вакуум в Европе, который образовался после распада ОВД.

После принятия в состав Организации Вышеградской группы готовится вторая волна

расширения Альянса, усиливается взаимодействие в рамках программ «Партнерство ради

мира» и «Средиземноморский диалог».

И, наконец, за последние десятилетие наметилась тенденция к универсализации

НАТО и переход от чисто оборонной проблематики к рассмотрению более широкого

2

круга вопросов, включая политический, экономический, экологический, научный и

информационный аспекты. Иными словами, можно предположить, что в настоящее время

НАТО стремится стать глобальной универсальной организацией и легитимизировать

принятие решений в обход Совета Безопасности ООН и ОБСЕ, сохранив последние как

чисто декоративные учреждения.

Различные аспекты деятельности НАТО так или иначе затрагивается в

отечественных и зарубежных исследованиях. Так, в монографии NATO’s Eastern

Dilemmas анализируется восточный вектор политики альянса и высказывается мнение, что

восточное направление является приоритетным в развитии Североатлантического союза.

Кроме того, заслуживает внимания французское издание «La Paix a-t-elle un Avenir?»,

посвященное роли НАТО и ООН в системе международной безопасности, и монография

«Legitime defense», затрагивающая сходную проблематику.

Что касается российских исследований, то в отечественной коллективной

монографии «Россия, НАТО и новая архитектура безопасности в Европе» группа авторов

дает анализ процессу расширения НАТО на восток с точки зрения России и США. В

диссертации В. Б. Кудрявцева, представленной на соискание ученой степени доктора

исторических наук, изучаются составляющие военной политики НАТО на современном

этапе и дается прогноз дальнейшего развития военно-политической и

военно-стратегической мысли Североатлантического союза. В исследовании О. И.

Гундарева рассматриваются основные моменты политической деятельности британского

руководства в системе североатлантических связей. В кандидатской диссертации А. В.

Журкина исследуются причины появления антикризисной стратегии НАТО, ее эволюция,

механизмы реализации и основные тенденции развития в контексте подключения НАТО к

миротворческой деятельности.

В периодической литературе деятельность НАТО изучена не менее детально.

Среди статей, опубликованных в последние годы можно назвать следующие:

«Австрийская политика безопасности: нейтралитет или НАТО?», «Политические

ограничители расширения НАТО и возможности России», «США, НАТО, Россия и

Боснийский кризис», «Для чего нужно расширять НАТО?», «Вопрос о расширении НАТО:

в поисках оптимального решения», «Реструктуризация ВПК стран НАТО на пороге XXI

2

века», «Россия - НАТО: что дальше?», «Россия и НАТО: необходим диалог», «НАТО на

Балканах», «Некоторые соображения о расширении НАТО», «Москва несколько лет

отказывалась вести переговоры с НАТО», «Основополагающий акт Россия - НАТО -

положительный итог трудных переговоров», «НАТО и интересы национальной

безопасности России», «О причинах и возможных последствиях расширения НАТО»,

«НАТО и Югославия», «НАТО на пути к плюралистическому сообществу безопасности?»,

«США - НАТО - ЕС: (Вашингтон проводит реформу НАТО)», «Операция НАТО в

Югославии и международное право», «Чечня, коррупция, Косово, НАТО и другие

проблемы на предвыборном фоне», «Испания, ЗЕС и НАТО» и многие другие.

Однако основной недостаток всех вышеперечисленных публикаций состоит в

том, что НАТО рассматривается как исключительно военная организация и другие сферы

сотрудничества в рамках альянса, в частности экологическая составляющая, не получают

должного освещения. То же самое можно сказать и о Средиземноморском диалоге,

поскольку лишь расширение НАТО на восток находится в сфере особого внимания

российских исследователей, а о сотрудничестве со странами Средиземноморского

бассейна работ практически не существует. В качестве исключения можно лишь назвать

статьи А. Бакланова «Средиземноморские диалоги НАТО» и Т. Качаловой «Невоенная

проблематика в деятельности НАТО».

Именно поэтому настоящее исследование нацелено на изучение той деятельности

НАТО, которая долгое время считалась «периферийной» и малозначимой, и на

преодоление стереотипов относительно сущности Североатлантического альянса,

бытующих в общественном сознании. Его новизна состоит в том, что наибольшее

внимание уделяется проблеме количественного расширения НАТО на Средиземном море,

а также качественной функциональной модернизации альянса. Расширение НАТО на

восток и отношения НАТО с Россией, детально рассмотренные в самых разнообразных

источниках, не являются предметом тщательного анализа в рамках дипломной работы.

Цель данной работы—на основе анализа вышеперечисленных изменений в

политике НАТО доказать наличие тенденции к постепенной глобализации и

универсализации Североатлантического альянса, уделив особое внимание невоенным

аспектам деятельности НАТО и развитию Средиземноморского диалога как аспектам,

2

наименее изученным в российской научно-публицистической, в том числе и в

политологической, литературе.

Для этого необходимо решить следующие задачи: показать стремление НАТО к

повышению своего глобального влияния путем включения в свой состав новых членов,

выявить возможность постепенного расширения НАТО через программу «Партнерство

ради мира» и «Средиземноморский диалог» и определить основные невоенные аспекты

сотрудничества в рамках НАТО, свидетельствующие об ее универсализации.

В исследовании был использован ряд документов Североатлантического союза:

официальные заявления, различные коммюнике, справочники, а также близкие к

натовским журналы и бюллетени. Кроме того, в источниковедческую базу работы вошли

некоторые статьи из российских журналов за 1998-2001 гг. («Международная жизнь»,

«Мировая экономика и международные отношения», «США—Канада, экономика,

политика, культура», «Зарубежное военное обозрение»), статьи из зарубежной периодики,

ряд монографий как на русском, так и на других языках, и некоторые авторефераты

диссертаций по проблемам НАТО. Ввиду практически полного отсутствия отечественных

и зарубежных исследований по невоенным вопросам в НАТО и Средиземноморскому

диалогу, особое внимание было уделено ресурсам Интернет по данной проблематике.

2

ГЛАВА 1

СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ ДИАЛОГ КАК ФАКТОР

ГЛОБАЛИЗАЦИИ НАТО

Средиземноморский диалог: исторические предпосылки и

институциализация После окончания «холодной» войны в деятельности Организации

Североатлантического Договора произошли серьезные изменения, которые были просто

немыслимы в период блоковой конфронтации между СССР и США. Началось ускорение

модернизации НАТО, одним из элементов которой стало сотрудничество альянса с

бывшими членами Варшавского Договора и бывшими участниками движения

Неприсоединения. Это сотрудничество было воплощено в двух программах НАТО,

появившихся в 90-е годы: «Партнерство ради мира» и «Средиземноморский диалог».

Первой по времени появления стала программа Партнерства, которую следует

рассматривать как прелюдию к появлению второй инициативы. 10-11 января 1994 года

главы государств и правительств стран-членов НАТО на сессии Североатлантического

совета в Брюсселе выступили с предложением учредить программы «Партнерство ради

мира». Приглашение было направлено государствам, входящим в Совет

Североатлантического сотрудничества, учрежденный в 1992 году, а также другим странам

СБСЕ. В итоговом документе, принятом в 1994 году, имеется упоминание статьи 10

Вашингтонского договора о том, что «Североатлантический союз остается открытым для

членства других европейских государств, способных отстаивать и развивать принципы

2

этого договора и вносить вклад в обеспечение безопасности Североатлантического

района».

Иными словами, данная программа рассматривалась как своего рода

подготовительный этап для стран-кандидатов на пути интеграции в блок НАТО. Кроме

Вашингтонского договора руководство альянса подтвердило свою приверженность

основным принципам международного права, в том числе Уставу ООН, Всеобщей

декларации прав человека и Заключительному акту СБСЕ.

Задача по реализации программы партнерства была возложена на

Североатлантический совет. По замыслу организаторов, страны-партнеры получили

доступ к работе политических и военных органов в штаб-квартире НАТО. Альянс

обязался проводить консультации с любым участником партнерства в том случае, «если

этот партнер сочтет, что возникла прямая угроза для его территориальной целостности,

политической независимости или безопасности». Следует отметить, что хотя подобная

формулировка может быть достаточно произвольно истолкована

государствами-партнерами и в определенных условиях может иметь серьезные

последствия для международных отношений, она не предусматривает никаких четких

военных гарантий со стороны НАТО.

Среди основных целей программы, перечисленных в документе, можно назвать

«прозрачность» в деле выделения средств на оборону, демократический контроль над

министерствами обороны, защиту и поддержку основных свобод и прав человека,

сохранение демократических обществ, совместное планирование, а кроме того,

проведение военных маневров и полевых учений начиная с 1994 года с целью

поддержания мира, поиска и спасения. Таким образом, здесь мы отмечаем превалирование

политической составляющей НАТО над военной сферой. Что касается сотрудничества в

рамках «Партнерство ради мира», то оно будет осуществляться НАТО по согласованию со

странами-партнерами, которые предоставят руководству альянса презентационные

документы, где будет содержаться «меры, намечаемые для достижения политических

целей партнерства».

К началу 1996 года в программе партнерства принимали участие 27 государств

(Австрия, Азербайджан, Албания, Армения, Беларусь, Болгария, Венгрия, Грузия,

2

Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Польша, Румыния, Российская

Федерация, Словакия, Словения, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Финляндия, Чехия,

Швейцария, Швеция, Эстония и бывшая Югославская Республика Македония), в том

числе Россия и Белоруссия. Чтобы оценить динамизм развития партнерских отношений в

рамках НАТО следует сказать, что сейчас программа насчитывает уже более 40

государств, т.е. произошло почти двукратное увеличение числа участников.

Группа координации программы находится в Бельгии в городе Монс. Она

проводит военное планирование учений по программе «Партнерство ради мира».

Декларировалось, что сотрудничество по программе будет способствовать «поддержанию,

с учетом конституционных соображений, сил и средств и степени готовности,

необходимых для содействия проведению операций под эгидой ООН и/или с санкции

ОБСЕ». Первые учения по программе «Партнерство ради мира» по отработке

миротворческих операций прошли осенью 1994 года .

Таким образом, начало сотрудничества альянса со странами Центральной и

Восточной Европы в значительной степени предопределило появление

средиземноморской инициативы НАТО, которая наряду с «Партнерством ради мира»

имеет своей целью развитие интеграционных процессов между Североатлантическим

союзом и третьими государствами. В основе этой программы лежит позиция

официальных лиц НАТО о том, что «безопасность в Европе в целом тесно связана с

безопасностью и стабильностью Средиземноморского региона, а Средиземноморское

измерение является частью европейской архитектуры безопасности».

Выход к Средиземному морю имеют 22 государства, и у каждого формируется

свой собственный взгляд на проблемы безопасности. Само по себе Средиземноморье

является крайне неоднородным регионом как по своим особенностям, так и по тем

проблемам, которые в нем представлены и которые могут негативно воздействовать на его

окружение. Поэтому вопрос состоит не в том, должна ли НАТО иметь продуманную

средиземноморскую стратегию, а какие конкретные шаги могут быть воплощены в рамках

Средиземноморского диалога.

Намерения Североатлантического союза развивать отношения с

Североафриканскими странами берут начало еще в эпоху «холодной» войны, но тогда в

2

политике блока доминировало восточное, а не южное направление, и регион

Средиземного моря мыслился лишь в контексте биполярности. Соответственно,

Средиземноморье считалось «южным флангом НАТО» и имело второстепенное значение,

что было вполне закономерно. После окончания блокового противостояния вероятность

возникновения глобального ядерного конфликта ушла в прошлое, но значительно

возросла опасность региональных конфликтов, таких как нападение Ирака на Кувейт,

кризис на Балканах, активизация международного терроризма, и Североатлантический

союз не остался безучастным к этой проблеме. В современных условиях вклад НАТО в

обеспечение Средиземноморской безопасности выражается главным образом в

реализации принципа коллективной обороны, разрешении кризисов, миротворчестве и

поддержании режима нераспространения ядерного оружия.

Фактическим началом Средиземноморского диалога следует считать январь 1994

года, когда главы государств и правительств стран НАТО на саммите в Брюсселе

объявили о намерении содействовать укреплению доверия и взаимопонимания между

странами Ближнего Востока. В конце 1994 года НАТО заявила о готовности установить

контакты на разовой основе между Североатлантическим союзом и не входящими в него

странами Средиземноморья с целью содействия укреплению региональной стабильности.

За этим в феврале 1995 года последовало формальное приглашение,

направленное Египту, Израилю, Мавритании, Марокко и Тунису, присоединиться к

Средиземноморскому диалогу. Позднее такое же приглашение получила Иордания.

Седьмым государством Средиземноморья, начавшим взаимодействие и диалог с НАТО,

становится Алжир: в феврале 2000 года генеральный секретарь альянса Джордж

Робертсон направил официальное приглашение, на которое алжирское правительство

ответило незамедлительным согласием.

Примечательно, что наряду с арабскими странами Северной Африки в этой

программе НАТО принял участие Израиль. Израиль по определению не может остаться за

бортом Средиземноморского диалога, поскольку в этом случае Ближневосточный мирный

процесс окажется окончательно подорванным. Установление прямых партнерских

отношений НАТО с арабскими странами будет расценено Израилем как переход Запада от

беспристрастного посредничества к открытой поддержке исламских стран. Естественно,

2

что США, которые имеют длительную традицию поддержания тесных

военно-технических и политических связей с этой страной, никогда не пойдут на

подобное развитие событий. Напротив, поддержка мирного процесса на Ближнем Востоке

является одной из основополагающих целей Средиземноморского диалога.

В связи с этим не следует исключать увеличение роли НАТО в Ближневосточном

урегулировании. В настоящий момент эта проблема находится в сфере внимания ООН и

американской администрации, причем первая играет роль скорее дискуссионного клуба,

чьи решения носят лишь рекомендательный характер, а реальным актором на Ближнем

Востоке являются США. Сейчас, когда мирный процесс буксует, для Соединенных

Штатов очень выгодно переложить ответственность за эту временную неудачу на

многонациональные плечи НАТО. Не исключено, что события будут развиваться по этому

сценарию, тем более что на практике НАТО оказывается лишь инструментом

американской внешней политики.

Дальнейшей вехой в развитии Средиземноморского диалога стала Мадридская

встреча 1997 года. В Мадриде диалог получил свое институциональное оформление: была

создана Группа средиземноморского сотрудничества, которая стала первым постоянным

форумом для дискуссий и обмена мнениями. В нее вошли политические советники

государств-членов организации, и наряду с этим было принято решение об открытии

контактных представительств НАТО в странах Средиземноморья. Ранее ответственность

за Диалог нес Политический комитет НАТО. Здесь бросается в глаза сходство между

Средиземноморским диалогом и вступлением в НАТО Вышеградской группы: так же, как

и в с